Подобрать часы
Подобрать часы
Укажите референс или название модели, например: Daytona
Запомнить

Гравер Оливье Воше: "расследование материалов"

Статья о часах Van Cleef & Arpels

(По материалам Europa Star Ukraine)

В часовой отрасли слово "страсть" столь часто упоминается к месту и не к месту и используется для обозначения всего чего угодно, что даже как-то начинаешь его избегать. Однако в случае Оливье Воше, гравера высочайшего класса, слово "страсть" не только уместно, но и само напрашивается.
Став независимым гравером в 1978 году, Оливье Воше пережил многочисленные взлеты и падения. Но он никогда не поддавался искушению бросить свое дело или найти прибежище в ремесле инкрустирования. Стойко выдержав кризис часовой отрасли, Воше вот уже десять лет пожинает плоды своего упорства, с тех пор как возродился интерес к мастерству гравировки.

Часовая династия
Возможно, своим успехом Оливье обязан семейным корням, связанным с часовым делом. История семьи Воше берет начало во Флерье, а ее связь с часовым делом длится уже более трехсот лет! Отец Оливье был часовщиком и работал на Fontainemelon Watch Factory (позднее купленной ETA), где год за годом создавал часовые механизмы. Оливье поначалу не решался идти по стопам отца. Часовая отрасль, было похоже, содрогалась в агонии. Поэтому молодой человек немного побаловался садоводством, прежде чем поступить в школу прикладных искусав в Ла-Шо-де-Фоне, где начал изучать ремесло гравирования.
В 1974 году он оказался в Женеве, где занимался гравировкой для нужд книгоиздательского дела. Позже пошел работать в Blum & Ziillig - "лучшее гравировальное ателье Женевы", как он говорит, где "постиг все премудрости этого дела". В 1978 году Воше открыл собственную мастерскую, которую украсил лозунг, актуальный и поныне: informer la matiere ("расследование материалов"). Сегодня в его ателье работает дюжина сотрудников, большинство - десять и более лет. Они владеют ремеслом гравировки, техникой живописи в миниатюре и анимализма. Наконец после всех неурядиц в начале 1990-х часовая отрасль начала возрождаться. Швейцарские часовщики возобновили производство редкостных моделей часов для коллекционеров. "Фактически, - отмечает Воше, - Audemars Piguet была моим первым крупным заказчиком. Компания начала вновь предлагать изысканные декорированные скелетонизированные механизмы, и это снова вернуло нас в седло. Прежде существовала мода на крупные медальоны и удлиненные звенья браслетов, производство которых требовало различных навыков, но не было нам очень интересно".

Возрождение ремесла
В 1992 году Audemars Piguet разместила заказ на дополнительные модели тонкой отделки по мотивам коллекции Four Seasons, a впоследствии - и по мотивам престижных классических автомобилей, что предполагало гравировку циферблата и корпуса. Эти заказы позволили развить мастерство и творческие навыки мастеров ателье Воше. Затем Ришар Дане, часовщик из Giibelin, также сделал заказ у Воше. После этого заказы начали поступать один за другим. В 1997 году Corum заказала довольно сложные часы, на циферблате которых необходимо было выгравировать изображение Колизея, механизм украсить римским фризом, а ротор - барельефом Ромула и Рема. Позже появились ограниченные серии моделей милых сердцу Severin Wunderman с петушиными боями, павлинами, летучими мышами и малиновым Люцифером на фоне черных бриллиантов. Ulysse Nardin заказала серию моделей разнообразной тематики (например, со звонарями площади Св. Марка или портретом Чингисхана). Alain Silberstein разместил заказ на драконов, покрытых эмалью высокотемпературного обжига и клуазоне и рельефных перламутровых змей.

Кульминация с масками
Несомненно, сотрудничество с Vacheron Constantin позволило Оливье Воше и его команде раскрыть свои таланты в полной мере. Любознательный по натуре, Воше всегда искал возможности совмещения традиционных техник с наиболее передовыми технологиями. Выполнив в 1995 году заказ для Vacheron Constantin на изготовление циферблатов с покрытием из эмали высокотемпературного обжига и клуазоне на натуралистическую тематику, Воше достиг кульминационной точки в этом сотрудничестве в 2005 году, изготовив исключительные по своей отделке модели, включая модель коллекции Four Seasons с рельефной колесницей Аполлона с покрытием из эмали высокотемпературного обжига в честь 250-й годовщины этой женевской мануфактуры и, конечно же, замечательную коллекцию Masques. Эта коллекция предоставила Ольвье Воше возможность в полной мере продемонстрировать свое мастерство, позволила ему "комбинировать все, что только имеет отношение к ремеслу гравирования, и в итоге достичь беспрецедентного результата". Чтобы добиться высокой точности воспроизведения миниатюрных копий масок, оригиналы которых находятся в экспозиции женевского музея Барбье-Мюллера, Оливье Воше и его команде пришлось прибегнуть к разным техникам, начиная с самых передовых и заканчивая... алхимическими.
Вначале каждая из масок была просканирована, чтобы создать ее трехмерную модель, которая позволила бы избрать наиболее удачный ракурс для представления ее миниатюрной копии в ограниченном пространстве часового корпуса. С помощью лазера была произведена черновая гравировка. Затем за дело взялся гравер. С помощью резца он вручную воспроизвел рельеф маски, повторяя ее выступы и углубления, как можно тщательнее передавая следы, оставленные временем. Изготовленные из золота, маски затем подверглись обработке, чтобы в точности соответствовать цвету и фактуре материала оригинала (древесина, золоченая бронза, натуральный волос). По ходу дела Воше и его команда занялись алхимией, экспериментируя с древними химическими рецептурами для достижения желаемого визуального эффекта.

Вот наиболее показательный пример таких экспериментов: требовалось воспроизвести следы окисления на китайской похоронной маске династии Ляо (907-1125 гг.). Поскольку золото не подвержено окислению, на него нанесли медное покрытие, которое затем окислили. Это лишь один пример изобретательского гения Воше, впрочем, весьма символичного в отношении того, что этот истинный художник ценит превыше всего: "Исследовать неизведанное, стремиться к пределам настолько, насколько это возможно в древнем искусстве гравировки".

Удачный год
2007 год оказался небывало удачным для Воше, поскольку, помимо работы над коллекцией Masques для Vacheron Constantin, он также занимался отделкой другой замечательной коллекции часов: очаровательных анимированных фей на гильошированном циферблате, покрытых эмалью высокотемпературного обжига, для Van Cleef & Arpels. Он также работал над отделкой партии циферблатов для турбийонов этой марки, в том числе и над циферблатом с рельефным павлином, покрытым клуазоне, эмалью высокотемпературного обжига и рельефной мозаикой, выполненной из частичек перламутра, собранного в разных частях света. Еще одним замечательным и перспективным проектом этого года стала работа над платиной для вращающегося двойного турбийона с выгравированными на ней планетами и подписью Breguet.

Упорство и настойчивость Оливье Воше наконец принесли ему заслуженную награду, как только часовая отрасль возродила свой интерес к искусству декорирования, союз с которым освящен самой ее историей. Это искусство, несомненно, является истинной и наиболее аутентичной формой часового гламура.

http://www.europastar-ukraine.com/

Ссылка на статью:
https://luxwatch.ua/watch-news/view/103

Новости бренда

2013 Веб дизайн. Разработка сайтов. Харьков. Украина Разработка сайта