Подобрать часы
Подобрать часы
Укажите референс или название модели, например: Daytona
Запомнить

Ход конем

Статья о часах Hublot

В честь конфирмации Ансельмо Кьярли преподнес своему крестнику серебряные карманные часы. Подарок тот сохранил до конца жизни, а часы стали его неизменной страстью, второй после гоночных автомобилей. Звали этого итальянского юношу Энцо Ансельмо Феррари

 
Изложение любой истории, связанной с самой известной автогоночной командой мира, принято сопровождать перечислением многократных триумфов и достижений, умопомрачительных рекордов и легендарных личностей, так или иначе связанных с компанией Ferrari. Тем поразительнее контраст с перипетиями судьбы ее отца-основателя, теми многочисленными личными потрясениями, которые ему пришлось пережить и которые удивительным образом не сломали его, но сформировали очень трудный характер и многочисленные фобии. Когда Энцо Феррари было восемнадцать, он потерял отца и единственного брата, не перенесших болезней в рядах итальянской армии во время Первой мировой. 
 
Энцо Феррари  
Enzo Ferrari
 
Спустя год ему самому лишь чудом удалось выкарабкаться из армейской койки, когда весь медперсонал уже махнул рукой на безнадежного больного плевритом. Законный сын Энцо от первого брака был обречен с малых лет: мышечная дистрофия и рассеянный склероз не позволили дожить ему и до 25 лет. Всю свою жизнь Феррари боялся своей матери, которая не раз реагировала на восторги по поводу успехов своего сына словами: «А все-таки мой старшенький был лучше». Синьор Инженьере не любил расчетливых гонщиков, предпочитая отчаянных сорвиголов, которых он называл «гарибальдийцами». Поэтому ни одна спортивная машина в мире не унесла столько жизней пилотов и зрителей, как Ferrari, а газеты Ватикана прозвали синьора Энцо «Сатурном, пожирающим своих детей». Все это цена, которую пришлось заплатить за успех и славу создателя лучших спортивных автомобилей в мире. 
 
Энцо Феррари с командой пилотов Alfa Romeo   
Ferrari Alfa Romeo
 
Эпоха подарков 
Второй значимый часовой подарок Энцо Феррари получил от своей супруги Лауры. На тот момент его карьера стремительно набирала обороты, он был состоявшейся звездой автоспорта, в 1938 году возглавил спортивное подразделение Alfa Romeo (по сути Scuderia Ferrari «отпочковалась» от Alfa). В честь первого миллиона лир на банковском счету жена подарила Энцо именной золотой хронометр, который он тут же надел вместо своего «стандартного» Rolex Ovetto. Можно предположить, что в то время Энцо и решил, что сложно найти более удачный презент, чем наручные часы, чтобы выразить какому-то человеку свою признательность или наградить его за заслуги. О прижимистости босса ходили легенды, к тому же основное внимание, в том числе финансовое, было приковано к конструированию автомобилей, поэтому очень часто реальная стоимостная ценность часов была не очень высока. Но несмотря на это получить такой подарок от Ферарри означало обзавестись предметом гордости, привилегированным знаком отличия, знаком дружбы со знаменитой «конюшней» из Маранелло. 
 
Chronograph 105 со шкалой тахиметра, изготовленный Lemania для Ferrari 
 Lemania Ferrari 105
 
Такую «привычку» Великий Старик завел еще перед Второй мировой войной и не изменял ей многие десятилетия. Всех «адресатов», которым посчастливилось получить презент из рук основателя «конюшни», можно условно разделить на две группы. Первая — это знаменитости мирового уровня, звезды кино и эстрады, члены правительства и монархи, которые публично выказывали свою лояльность компании и были друзьями Энцо. Одним из самых первых таких счастливчиков был итальянский дирижер Гвидо Кантелли, страстный поклонник и регулярный заказчик Ferarri, близкую дружбу которого с Энцо разорвала лишь гибель его в авиакатастрофе. 
 
Marvin Carrera Panamericana, 1954 г., корпус 37 мм, позолота, механизм с ручным заводом Landeron 148, на задней крышке логотип La Carrera Panamericana c надписью Rally Mexico  
Marvin
 
Вторая группа — это непосредственно автогоночная команда, имеющая отношение к созданию легенды: дизайнеры, техники, механики и, конечно же, пилоты. Как и любой великий руководитель, Энцо Феррари был отличным мотиватором. Старик был невероятно требователен к людям, работающим под его руководством, не прощал им малейших ошибок, на его фабрике в ходу были доносы. Обладая феноменальной памятью, Дракон, как его иногда называли подчиненные, был жесток, но внимателен к людям. Поэтому тем редким счастливчикам, которые удостаивались чести получить из его рук такой приз, своим талантом, трудом и самоотдачей удалось пробиться сквозь толстокожесть этого великого и сложного человека и заслужить его доверие. Такие преданные и самоотверженные люди были достойны в его глазах самого ценного подарка — наручных часов. Эти уникальные фамильные ценности являются настоящими реликвиями для людей, посвятивших себя автоспорту. 
 
Хотя если сопоставить знаменитую финансовую расчетливость и экономность Энцо Ферарри и набор адреналина и эмоций, бушующих в автогонках, то можно предположить, что немало подобных презентов было сделано в порыве чувств в момент триумфа. Именно так произошло с третьим и самым ценным часовым подарком, полученным Синьором Инженьере. В августе 1951 года итальянский производитель шин Альберто Пирелли подарил Энцо Breitling в корпусе из розового золота, на обратной крышке которого была выгравирована надпись Ferrari. Это был хронограф 1190 калибра Venus 188 с двумя счетчиками. В начале осени следующего года в Модене должен был пройти очень престижный Гран-при, на победу в котором претендовали две великие команды — Ferrari и Maseratti. Вот как описывает произошедшие события выдающийся итальянский гонщик того времени Джиджи Вильорези: «Я знал, что Maserati готовы из кожи вон лезть, чтобы обойти Жеребца на Modena Grand Prix. 
 
И у них для этого был очень серьезный аргумент — болид A6GCM. Трезубцы вышли на меня с предложением, однако когда Великий Энцо прослышал об этом, он немедленно связался со мной и уговорил ехать в его команде. Он умел убеждать. Я участвовал в гонке за рулем Ferrari и обошел на финише Maserati Хосе Фройлана Гонсалеса. После финиша Босс был на седьмом небе от счастья и, сняв с руки часы, отдал их мне. Хорошо зная Старика, я не мог поверить своим глазам. Даже представить не могу, насколько он был взволнован победой в Модене, что проявил такую несвойственную ему щедрость». Вышеупомянутый Гонсалес свой подарок от Босса получил годом ранее, добыв для Ferrari историческую первую победу на «Формуле-1» 14 июля в Сильверстоуне. На то чтобы «заработать» вожделенные часы с жеребцом, Гонсалес потратил 2 часа 42 минуты — тогда как у многолетнего главного механика Ferrari Реклуса Форгьери на это ушло больше 30 лет преданной работы. 
 

Джиджи Вильорезе за рулем Ferrari 500 (1952 год)

 Villorese 1952

Тот самый Breitling, подаренный Пирелли Энцо Феррапи, и позже передаренный Вильорезе

 Breitling

 
Циферблат с жеребцом 
Похоже, что автором идеи наносить знак гарцующего жеребца на циферблат часов был болонский ювелир Джерардо Веронези, у которого с начала 50-х Феррари размещал свои подарочные заказы. А в качестве собственно часового подрядчика была выбрана компания Super Royal — производитель уважаемый, но не очень дорогой. Энцо даже подписал с ними некоторый контракт, дающий им право наносить на циферблат гарцующего жеребца, однако, судя по-всему, эту операцию выполнял все тот же Веронези. 
 
Важно понимать, что вплоть до середины 70-х годов фактически не существовало «официального производителя часов» для Ferrari. В частных коллекциях и музеях можно отыскать множество наручных хронометров 50–60-х годов самых разных производителей с гарцующим жеребцом на циферблате, однако Энцо Феррари заказывал максимум 6 экземпляров за один раз, не более, поэтому все это были штучные индивидуальные заказы. Наиболее часто это были Vetta, Rewel, Longines, Marvin и Lemania, реже — Sheridan, Zenith, Girard-Perregaux. Среди коллекционеров, пожалуй, самыми почитаемыми часами того периода считаются Lemania благодаря великолепным механизмам с хронографом на ручном заводе (знаменитый 105 Chronograph), а также серия Ferrari Marvin Carrera Panamericana — памятные хронографы, которые вручались победителями мексиканского ралли с 1951 по 1955 год. 
 
Первые наручные часы, сделанные для Ferrari
 First Ferrari Watch
В октябре 1960 года в истории часового дела произошло важнейшее событие, открывшее новую эру в производстве механизмов: американская компания Bulova и швейцарский инженер Макс Хетцель представили на пресс-конференции в Нью-Йорке первые в мире электронные часы Bulova Accutron. Беспрецедентная точность хода этих часов достигалась благодаря замене привычного маятникового регулятора на осциллятор-камертон. Accutron стали необычайно популярными часами, можно сказать, часами десятилетия, и их слава не могла разминуться со знаменитой гоночной командой. Европейское подразделение Bulova находилось в Милане, в 1964 должен был запускать продажи Accutron на итальянском рынке. В качестве пиар-хода пять экземпляров были подарены самым знаменитым итальянцам современности, и, конечно, в их число входил Энцо Феррари. Ди Коссато был дружен со знаменитым итальянским гонщиком Умберто Мальоли, который неоднократно добывал значимые победы для «конюшни» из Маранелло, поэтому получил возможность быть представленным Боссу. В результате Bulova Accutron стали официальными часами автогонщиков Ferrari. Рекламная кампания была сосредоточена на двух пилотах «конюшни», участвовавших в «Формуле-1» — Лоренцо Бандини и Джоне Суртисе, — и прошла с огромным успехом. 
 
Рекламная компания Bulova Accutron – Лоренцо Бандини и Джон Суртис ведущие гонщики Ferrari середины 60-ых
Bulova Accutron
 
Эудженио Драгони – спортивный директор Ferrari в 70-ые с Bulova Accutron на руке
 Dragoni
 
«Танк» Ferrari 
Первый крупный заказ на производство фирменных часов Энцо Феррари сделал в 70-е годы. К тому моменту компания уже прочно стояла на ногах, число ее сотрудников исчислялось сотнями. Большой Босс принял решение сделать памятный презент для всего гоночного подразделения, а также различных инженеров и менеджеров. Выбор пал на часы Vetta (торговая марка фабрики Wyler в Италии), спецзаказы на которые ранее неоднократно размещались у миланского дилера этой компании. 400 механических часов в прямоугольном корпусе производитель оценил в 70 тысяч лир, однако в процессе изнурительных переговоров Старику в фирменном его стиле удалось добиться снижения суммы вдвое. Внутри компании Ferrari эти часы называли Vetta Cartier или просто Cartier, так как они были похожи на знаменитую модель Cartier Tank
 
Механические часы Vetta в прямоугольном золотом корпусе и гарцующем жеребцом на циферблате. Балансовое колесо изготовлено из сплава Incaflex
 Vetta Tank
 
Золотой хронограф Vetta Ref. 271127, со шкалой телеметра и тахиметра, калибр Valjoux 23, на застежке золотого браслета гравировка Grazie Ferrari (Спасибо Феррари)  
 Vetta Ferrari
 
Вскоре стартовало сотрудничество Феррари с компанией Longines, с которой Босс подписал договор о производстве фирменных часов. В это же время логотип Ferrari наносила на свои кварцевые наручные таймеры компания Heuer (впоследствии — TAG Heuer), но не по заказу Энцо, а как официальный таймкипер «Формулы-1». 
 
Сотрудничество с Longines было очень успешным, заказанные на фабрике часы дарились по уже ставшему классическим ритуалу. Например, в 1982 году Большой Босс подарил канадскому гонщику своей команды Жилю Вильневу на его 32-й день рождения квадратную стальную модель на браслете с автоматическим механизмом. На задней крышке было выгравировано его имя. (В мае того же года Жиль трагически погиб на трассе во время квалификации Гран-при Бельгии.) 
 
Особо можно выделить очень элегантную модель Longines в прямоугольном золотом корпусе с логотипом на циферблате. В красивом кожаном чехле она презентовалась сотрудникам компании, отдавшим «конюшне» как минимум 30 лет своего труда. По сути, на Longines заканчивается эпоха часов под знаком Ferrari, которые можно было получить практически только как знак признания от великого Энцо Феррари.
 
 Longines
Канадский гонщик Жиль Вильнев за рулем Ferrari, на борту логотип Longines, 1982 г. 
 Longines Villneuv
 
Формула Cartier 
15 апреля 1983 года для часов с гарцующим жеребцом на циферблате наступила совсем другая жизнь. В этот день на многолюдной пресс-конференции в Маранелло Энцо Феррари и президент Cartier Алан Доминик Перрен объявили о создании союза двух великих домов, в результате которого родился бренд Ferrarri-Formula. Такое название должно было вызывать в сознании людей четкую логическую связь с чемпионатом мира «Формула-1» и привлекать активных и амбициозных клиентов к вновь создаваемой продукции. Ни на корпусе, ни на циферблате, ни на механизме имя Cartier не фигурировало, только логотип и надпись Ferrari. Кроме очевидной финансовой и рекламной взаимной выгоды целью заключенного договора была защита интеллектуальных прав собственности на торговую марку «Гарцующий жеребец» по всему миру, то есть контроль над злоупотреблением незаконного использования знаменитого логотипа. 
 
И один из самых сильных в мире брендов производителей предметов роскоши — дом Cartier — был в этом вопросе идеальным партнером. Конечно, началось все с наручных часов, однако затем ассортимент фирменной продукции был значительно расширен: перьевые ручки, зажигалки, очки, разнообразные кожаные изделия и многое другое маркировалось логотипом Ferrari на красном или желтом фоне. Дизайн часов и аксессуаров разрабатывался в тесном сотрудничестве с командой Ferrari под руководством Джампьеро Бодино — чистокровного итальянца, представлявшего отдел моделирования Cartier. В результате получался очень качественный микс элегантности, присущий знаменитому дому, и спортивной технологичности производителя гоночных суперкаров. 
 
Самые первые две модели Ferrari-Formula. Правая модель выдержана в специально созданном для нового бренда стиле ‘Ferrari Grey’
 Ferrari Formula
 
Последние подарки 
Кроме производства материальных ценностей взаимоотношение между Ferrari и Cartier сопровождалось многочисленными культурными и художественными проектами. Одно из самых знаковых таких мероприятий было организовано в центре Современного искусства Cartier 22 мая 1987 года в Жуи-ан-Жоза рядом с Парижем. Выставку под названием Hommage a Ferrari (Чествование Феррари) посетило огромное количество людей, желающих приобщиться к истории легендарных «красных метеоров» и их создателя. 4 июня 1988 года Папа Римский Иоанн Павел II должен был совершить официальный визит на фабрику Ferrari в Маранелло, чтобы пообщаться с главой и сотрудниками компании. В честь такого выдающегося события Энцо Феррари заказал Cartier два уникальных хронографа в золотом корпусе, чтобы сделать свой любимый презент высокому гостю. 
 
Однако в день визита тяжелобольной Энцо от встречи с Папой отказался, сославшись на недомогание, и отправил сопровождать понтифика своего сына Пьеро. С Иоанном Павлом II он лишь вежливо поговорил по телефону из своего дома в Модене — в это время на тумбочке рядом с его кроватью лежал один из двух хронометров, его последний любимый подарок. Может, действительно Великий Старик неважно себя чувствовал, может, никак не мог простить многолетнюю травлю со стороны Ватикана, но часы Папе вручал Пьеро Феррари. Через два месяца Энцо Ферарри ушел из жизни. Уникальный человек, создавший легендарный бренд и любивший тихие часовые механизмы не менее, чем ревущие автомобильные двигатели. 
 
Ferrari Formula изготовленные всего в двух экземплярах по случаю визита Папы римского Иоанна Павла II на фабрику Ferrari 4 июня 1988
Cartier Pope
 
Эра Макалузо 
После смерти Великого Старика 50% акций Ferrari перешли концерну Fiat, который и так владел до этого долей в 40%. Руководителем компании в 1991 году был назначен Лука ди Монтеземоло. В то же время на сближение с траекторией истории Ferrari шла траектория уважаемого швейцарского часового бренда Girard-Perregaux: осенью 92-го ее возглавил бывший итальянский автогонщик Луиджи (Джино) Макалузо. Имея общие интересы, Макалузо и Монтеземоло очень быстро нашли точки соприкосновения и в 1993 году подписали договор эксклюзивного сотрудничества. В честь подписания сделки Girard-Perregaux выпустил лимитированную модель с функцией сплит-хронографа в золотом корпусе с обязательным гарцующим жеребцом на циферблате. 
 
GP Ferrari
 
Вплоть до 2004 года Girrard-Perregaux пополнял специально созданную коллекцию Pour Ferrari разнообразными спортивными моделями, преимущественно с функцией хронографа. Название моделей часов часто включали имя той или иной марки красного суперкара, например F40 или 250 GTO. В 1996 и 1997 гг. лимитированные моделей Girard-Perregaux F50 и F310-B существенно подняли планку сложности часов с гарцующим жеребцом — к традиционному хронографу добавился вечный календарь. Кроме регулярных моделей Макалузо занимался разработкой уникальных экземпляров, которые по давней традиции предназначались в подарок людям, максимально приближенным к Ferrari. Например, Жан Тодт (спортивный директор команды Ferrari «Формулы-1» 1993–2008) носил один из трех турбийонов в прямоугольном корпусе Vintage с красным циферблатом.
 

Жан Тодт во время гонки с турбийоном GP на руке

GP Todt Tourbillon
 
Girard-Perregaux Pour Ferrari, F2003GA World Time Chronograph, Ref. 4980, лимитированная серия 25 штук, автоматический калибр 3387, корпус 43 мм, 2003 год
GP F2003-GA
 
Кстати, впоследствии Тодт способствовал появлению еще одних часов, связанных с Ferrari. В 2006 году он познакомился с Франсуа-Полем Журном, который приехал в «конюшни» Маранелло, чтобы познакомиться с принципом гоночного спидометра. Результатом, как известно, стала модель Souverain Centigraph, обладатель женевского Гранпри 2008 года. А еще Журн «унес» из «конюшен» Маранелло немного голубой краски — знаменитой Ferrari Azure, которую в 2010 году использовал для циферблатов бестселлера Chronometre Bleu. 
 
Франсуа-Поль Журн и Жан Тодт с дипломом Grand Prix de Geneve за хронограф Souverain Centigraph, 2008 г. 
Todt and Journe
 
Брак по расчету 
15 марта 2004 года в честь 10-й годовщины сотрудничества Girard-Perregaux и Ferrari на пресс-конференции в Шанхае Джино Макалузо представил самые сложные часы, когда-либо выпускавшиеся с логотипом «конюшни» из Маранелло. Часы получили название Tribute to Enzo Ferrari, то есть посвящались непосредственно основателю компании. К уже ранее выпускавшейся комбинации хронографа и вечного календаря с фазами Луны добавился фирменный турбийон GP на трех золотых мостах, который можно было увидеть только с обратной стороны корпуса. 
 
Tribute to Enzo Ferrari Tourbillon от Girard-Perregaux Ref. 99190.0.53.6156A, ок. 2003 г.
GP Tribute to Enzo Ferrari
 
Но к середине «нулевых» руководство Ferrari пришло к выводу, что компания нуждается в часах собственного бренда — без имени часового производителя на циферблате, но с его авторитетом, как это было с Cartier. Выбор пал на стремительно набирающую популярность Officine Panerai, недавно открывшую мощную мануфактуру в Невшателе. И в марте 2006 года на выставке SIHH в Женеве были представлены две тематические коллекции Granturismo и Scuderia («красная» и «желтая» коллекции соответственно) в фирменных корпусах-подушках. Казалось бы, союз двух несомненных итальянских лидеров в своих отраслях просто обязан быть успешным, однако на деле в нем с самого начала не было любви. Сотрудники Ferrari не имели влияния на дизайн и производство брендовых часов, а «панеристи» с порога отвергли новинки, посчитав их слишком дорогими (средняя цена на модели этих линеек была на уровне $10 000), безвкусными и не отвечающими ДНК марки. Поэтому когда в 2010 году пятилетний контракт истек, обе стороны даже не рассматривали вариант его продления. 
 
Ferrari Chronograph Red Dial 45 мм, Ref. FER00028, автоматический механизм Panerai OP XII, 2009 г. 
Panerai FER00028
 
Ferrari Rattrapante Yellow Counters 45 мм, Ref. FER00026, автоматический механизм Panerai OP XVIII, 2009 г.
 Panerai FER00029
 
"No more California Dreamin'"
 Ferrari and Panerai Broken Heart
 
На этом пора бы и заканчивать историю. Впрочем, здесь осталось много нерассказанного, были упомянуты далеко не все бренды, сотрудничавшие с Ferrari. У этой марки самая необычная судьба в часовом мире, трудно выстраиваемая в одну хронологическую линию. Часы с гарцующим жеребцом за свою историю были дешевыми и сверхдорогими, самыми обычными и изобилующими усложнениями. В 90-е создать часы Ferrari (в честь F40, последнего проекта Энцо) безуспешно пытался сам легендарный Джеральд Джента, в нашем веке этот образ притягивает такие разные компании, как Van Der Bauwede (серия кварцевых хронографов GT Modena, также вручавшихся победителям гонок) и Cabestan — модель Scuderia One с вертикальным турбийоном и фузеей уже прозвали «часами Ferrari по цене Ferrari», правда, и приобрести ее могут только владельцы означенных автомобилей. 
 
Cabestan Scuderia One с вертикальным турбийоном
Ferrari Cabestan
 
У этой марки самая необычная судьба в часовом мире, трудно выстраиваемая в одну хронологическую линию. Часы с гарцующим жеребцом за свою историю были дешевыми и сверхдорогими, самыми обычными и изобилующими усложнениями. В 90-е создать часы Ferrari безуспешно пытался сам легендарный Джеральд Джента
 F1
 
Что ни говори, а выразить дух Ferrari на небольшой площади часового корпуса невероятно сложно. И тем увлекательнее для часовых дизайнеров принять этот вызов.
 
P.S. Буквально спустя пару недель после публикации материала было офицально объявлено о появлении нового союза Ferrari и часового производителя: на сей раз им стала компания Hublot. Show must go on!
 
Иван Гопей, опубликовано в журнале «Мои часы» №4-2011
****

 

Ссылка на статью:
https://luxwatch.ua/watch-news/view/1411

Новости бренда

2013 Веб дизайн. Разработка сайтов. Харьков. Украина Разработка сайта