Подобрать часы
Подобрать часы
Укажите референс или название модели, например: Daytona
Запомнить

Hublot Classic Fusion. И корабль плывет

Статья о часах Hublot

Большая часть населения Земли узнала марку Hublot всего несколько лет назад. Узнала и полюбила, при том что на слух жителей одной шестой части суши это имя по-прежнему звучит странновато. Между тем Hublot — это настоящее дитя ХХ века, вариация самой удачной дизайнерской находки прошлого столетия. Концепция Hublot во многом уникальна. Уже хотя бы тем, что это единственный из культовых «иллюминаторов», придуманный не Джеральдом Джентой.  

 
Все достижения Hublot прочно ассоциируются с именем легендарного менеджера Жан-Клода Бивера. Он возглавил компанию в 2004 году и превратил умирающий бренд в сверхуспешный коммерческий проект, лидирующий в сегменте спортивного люкса. Впрочем, задолго до Бивера марка выбрала свое основное направление — фьюжн, и сам Бивер не раз признавал, что не достиг бы успеха, не будь у Hublot столь четкой и привлекательной идеи с самого начала. Фьюжн — это смешение различных стилей и техник, совершенно не совместимых на первый взгляд. Результат нередко получается смелым и новаторским, а созданный продукт вызывает либо восторг, либо категорическое неприятие. Сложно встретить человека, равнодушного к часам Hublot: их или безоговорочно любят, либо насмешливо отрицают. Агрессивный маркетинг тоже сыграл свою роль. Вокруг марки бушуют страсти, бренд не по-швейцарски быстро реагирует на все события. Впрочем, это объяснимо: корни Hublot — не в швейцарской размеренности, а в итальянской импульсивности.
 
Кварцевые настенные часы Hublot, 2000 г.  
[2] Hublot Wall Clock Quartz
 
Резиновая революция
Риск, провокация и эпатаж сопровождали Hublot еще до официального появления марки. В 1976 году миланец Карло Крокко сообщил семье, что решил перебраться в Женеву и открыть независимое часовое производство. «Свихнулся», — подумали родственники. Начиная с основания компании в 1906 году ни один член семьи Крокко не уходил из бизнеса. Но тридцатидвухлетний наследник огромной итальянской часовой империи Binda, производившей часы под брендами Breil и Wyler, захотел сделать что-то свое, отличное от мейнстрима. Это был не спонтанный каприз бунтаря-подростка, а взвешенный поступок взрослого человека. У Карло была ясная концепция будущего бренда: смесь итальянского стиля и швейцарских традиций плюс новаторская изюминка. Собрав 4 миллиона долларов, Крокко открыл небольшую фабрику и нанял штат дизайнеров, способных воплотить его задумки. Так родилась женевская компания MDM  Geneve (Montre des Montres), которая стала производить под маркой Hublot универсальные часы для ежедневной носки, так называемый casual. Стилистически корпус Hublot обыгрывал очень популярную в 70-е морскую тематику, о чем говорило и само название бренда (hublot (убло) — по-французски «иллюминатор»). 
 
Основатель Hublot Карло Крокко
[1] Hublot Carlo Crocco
 
Отличительной чертой Hublot стал, как ни странно, ремешок. Однажды, летя в самолете Париж— Женева, Карло Крокко от скуки принялся раскрашивать ремешок своих часов черным фломастером. Результат ему так понравился, что у него родилась идея создать ремень из каучука. Абсолютно революционная идея для конца 70-х: каучук в часовой отрасли не применялся ни разу. Сейчас в это трудно поверить, ведь модели на каучуковом ремне имеют в своем портфеле почти все производители. Что просто на бумаге, трудно реализовать на практике. Карло потратил около миллиона долларов и почти 3 года на исследования и создание нужного материала. Особое внимание он уделил местам крепления стальных деталей — осям и застежкам. Ремень должен быть достаточно мягким и удобным, но при этом не рваться и выдерживать нагрузку, создаваемую часами при носке. Результат был достигнут. 
 
В отличие от кожи, каучук оказался стойким к различным химическим воздействиям: он не боялся воды и пота, к тому же идеально облегал запястье. Каучуковый ремешок был наде жен, как стальные браслеты, но гораздо легче их. Такие характеристики делали его идеальным вариантом для спорта и активного отдыха. Две половинки ремня обрезали четко под запястье покупателя прямо в ходе покупки — это обеспечивало высочайший уровень комфорта. Чтобы избавиться от характерного и малоприятного запаха каучука, в материал добавляли специальный сорт ванили. Это был очень смелый шаг, нарушающий общепринятые правила. 
 
Hublot Classic, сталь и розовое золото 18К, автоматический механизм ETA 2892-A2, выпущена в 2007 г.
[9] Hublot Classic
 
Консерваторы обвинили Hublot в нелепице и глупости: «Ну как можно носить золотые часы на резинке?». Но Карло Крокко не боялся рисковать и выходить за рамки пыльных и скучных традиций. Каучуковый ремень стал символом его стремления быть не таким, как все. Презентация проекта состоялась на Базельской выставке в 1980 году: все было готово, все составляющие собраны воедино. Канонический первый Hublot выглядел так: округлый тонкий стальной или золотой корпус-иллюминатор, черный циферблат и в тон ему каучуковый ремень, кварцевый механизм ETA, 50 метров водонепроницаемость. Поначалу на Hublot не обратили внимания, что заставило немало понервничать Карло, вложившего кучу денег и годы своей жизни в стоящие на витринах часы. Но к концу выставки павильон гудел как улей. На MDM посыпались заказы, выручка от продаж в первый год составила впечатляющие 2 миллиона долларов. Впрочем, у Карло не возникло головокружения от успехов: его опыт работы на семейную компанию Binda подсказывал, что мало иметь уникальный продукт. Предстояла огромная работа по продвижению вновь созданной марки. 
 
Hublot Classic Fish с циферблатом ручной работы, золотым корпусом и бриллиантами, кварцевый механизм, выпущена в 1990-е тиражом 30 экз.
[7] Hublot Fish
 
Hublot Classic Horse, корпус и циферблат из белого золота, кварцевый механизм, выпущена лимитированным тиражом в 2000 г.
[8] Hublot Horse
 
Королевский выбор
Крокко хорошо понимал, что именно обеспечит марке долгосрочный успех: грамотная реклама и тщательно выстроенные отношения с розничными магазинами. Конкуренция в выбранной ценовой нише была очень высока, трудно убедить покупателя сделать свой выбор именно в пользу Hublot. Вместо того чтобы довериться крупным «оптовикам», Карло открыл свои офисы-филиалы во всех ключевых европейских городах и нацелился на рынок США. Несмотря на выставочный успех Hublot, магазины и дилеры боялись рисковать и вкладывать большие суммы в часы, образ которых многим казался абсурдным. Крокко предстояло не только убедить ритейлера в перспективности часов на каучуковом ремне, но еще и научить правильно преподносить их конечному покупателю. Даже при большом везении на выстраивание стабильных отношений требуется не менее пяти лет. Если в центральной Европе к середине 80-х Hublot достиг определенных успехов, то в США дела оставляли желать лучшего. Японские часы были на порядок дешевле, а Rolex, например, был известен всем и каждому и имел богатейшую историю. 
 
Американские покупатели не готовы были рассматривать часы как инвестицию и существенно переплачивать за молодую европейскую компанию с чудными резиновыми ремешками. Потребовалось немалое упорство и усердие, чтобы их настрой изменился. Навыки работы на огромную семейную часовую компанию подсказали Карло еще один очень удачный шаг. Нужна была умная и красивая рекламная кампания на глянцевых страницах периодических изданий: все богатые и знаменитые носят Hublot. К счастью для Крокко, часы приглянулись ряду монарших особ Европы — шведскому королю Карлу Густаву, наследному принцу Монако Альберту, королю Испании Хуану Карлосу I. Кроме них в кампании приняли участие Джорджио Армани, Сильвестр Сталлоне, Элтон Джон и другие звезды. 
 
Первыми поклонниками Hublot в 80-е стали монархи: король Испании Хуан-Карлос...
[3] Hublot Juan Carlos I
 
... и поп-звезды, например, Элтон Джон
[4] Hublot Elton Jhon
 
Князь Монако Альбер поддерживает дружеские отношения с Hublot долгие годы (на фото с Жаном-Клодом Бивером)
[5] Hublot Biver and Prince Albert Monaco
 
Популярность бренда выросла, и за Hublot закрепился образ идеальных часов для состоятельных и успешных людей 80-х. С течением времени часы, выпускавшиеся MDM, эволюционировали. В 1987 году Карло впервые представил вари ант с белым циферблатом и начал заменять кварцевый механизм механическим. Постепенно появились коллекции Hublot Classic, Hublot  Elegance и Hublot Sport. Вместе с ростом популярности компания столкнулась с непредвиденной проблемой: повсеместно распространились подделки — от дешевых имитаций до копий очень высокого качества. Конечно, наличие такого количества фальшивок было огромным комплиментом для Hublot, признаком известности и востребованности, но все же этот факт не особо радовал Карло Крокко. Он развернул тотальную борьбу против контрафакта, сумев за несколько лет отрубить гидре большинство ее голов и не позволив вырасти новым. Мечта, овладевшая Карло Крокко много лет назад, воплотилась в реальность. «В самом начале пути я сказал себе, что не буду сдаваться, как бы тяжело мне не было. Если ты любишь и веришь в то, что делаешь, иди до конца. И тебе обязательно воздастся». В середине 90-х Hublot стала всемирно известным брендом со стабильным годовым оборотом около 22 миллионов долларов. 
 
Hublot, MDM Geneve, Automatic 20 Ans, выпущены к 20-летию марки, лимит 200 экз.
[6] Hublot MDM Geneve Automatic 20 Ans
 
Чудо JCB
К концу 90-х звезда Hublot изрядно потускнела. Каучуковый ремешок стал обычной опцией, эффект уникальности и новаторства потихоньку сошел на нет. Карло Крокко все больше времени уделял дизайнерской работе и благотворительному детскому фонду MDM (main dans la main — рука об руку), придуманному им в 1996 году после путешествия в Индию. Марке требовалась новая кровь, новые идеи, новый энтузиазм. Карло начал искать человека, который смог бы вдохнуть в его детище новую порцию драйва и креатива. Этим человеком стал Жан-Клод Бивер. Бивер и Крокко познакомились в 2003 году. Жан-Клод Бивер уже тогда был суперзвездой. Фантастическое чутье, позволявшее запускать самые успешные в часовой индустрии стартапы, даже назвали «чудо JCB» — по инициалам его обладателя. 
 
Вместе с Жаком Пиге он вернул из небытия один из старейших часовых домов Европы Blancpain и превратил его в успешную и способную на любые механические чудеса мануфактуру. Права и все связанные с именем бренда активы были куплены в 1981 году за 22 000 CHF, а в 1992 году Blancpain был приобретен группой Swatch (тогда носившей имя SSIH) за 60 миллионов франков! Бивер вошел в совет директоров Swatch Group, оставил за собой пост CEO в Blancpain и занялся продвижением бренда Omega, также принадлежавшего группе. За 10 лет работы Бивера объемы продаж Omega выросли втрое. В 2003 году Бивер устал от работы на большую группу, к тому же появились проблемы со здоровьем. 
 
По словам самого Бивера, он вдруг осознал, что превращается в настоящего корпоративного функционера, который не ищет новых идей, а беспокоится за свое место в совете директоров. Бивер решил начать с чистого листа, покинул Swatch Group и продал все доли в компании. Сейчас странно представить, но в то время о планах Бивера ходили самые разные слухи. Например, говорили, что он намерен объединиться с Франком Мюллером (тот как раз разошелся со своим партнером Сирмейкесом) для запуска абсолютно нового часового бренда. Первое реальное предложение Биверу поступило именно от Карло Крокко. Вот как сам Жан-Клод Бивер говорил о причинах своего согласия: «Hublot — живое воплощение всего, что я люблю в часовом деле. У этой марки есть очень четкая и ясная позиция в часовой иерархии, очень чистый дизайн и концепция. Корпус в форме иллюминатора (что следует из названия) и главная «фишка» — золото и каучук. Hublot была первой маркой, которая осмелилась объединить эти два материала. Фактически Hublot производит монопродукт. Итак, это компания с ясной понятной концепцией в основе, от которой можно отталкиваться. И при этом компания много лет находилась в глубоком сне, практически в летаргии. 
 
Жан-Клод Бивер постепенно превратил дизайнерскукю марку Hublot в часовую мануфактуру
[10] Hublot Biver
 
Все, что мне нужно было сделать — разбудить марку. А это я умею делать очень хорошо». В 2004 году Бивер официально стал CEO Hublot и принялся за работу. «Перезапуск» Hublot проходил под девизом «Искусство слияния» (Art of Fusion). Имелось в виду объединение швейцарских традиций производства часов и новых возможностей XXI века.  В помощники Бивер взял Ивана Арпа — он разработал первую коллекцию, но сразу после этого покинул Hublot ради еще более провокационного проекта Titanic DNA для Romain Jerome. А на BaselWorld-2005 настоящей сенсацией стала новая коллекция хронографов Big Bang. Потрясающе красивый корпус, состоящий из 14 частей, удобный фирменный каучуковый ремень, визуально дополненный кевларовыми боковыми вставками на корпусе, функциональный и надежный механизм — часы моментально стали хитом продаж. Для производства корпусов в ход пошли самые невероятные на тот момент материалы — керамика, тантал, цирконий, вольфрам, магний, кермет, чуть позже карбон и специальный сплав хублониум. 
 
Турбийон Hublot Solo T — первый шаг марки в высокое часовое искусство (калибр HUBST 1 с запасом хода 120 часов), 3 экземпляра, 2005 г.
[11] Hublot Classic Solo T
 
Big Bang собрал целый урожай наград по всему миру, в частности, получил женевский Гран-при в номинации «Дизайн года». Новый хронограф был нарасхват, заказы сыпались на Hublot как из рога изобилия. К концу 2006 года ежегодные продажи компании перевалили за 100 миллионов франков. В год прихода Бивера оборот составлял 24 миллиона франков, то есть за 2 года он увеличился в 4 раза. На этой мажорной ноте Карло Крокко завершил свою главу в истории Hublot — в 2007 году он продал компанию концерну LVMH за неразглашаемую, но весьма внушительную сумму, и полностью посвятил себя общественной деятельности. Но, как оказалось, «новый Hublot» не собирался совсем отказываться от ценностей старого: в 2009 году в Базеле состоялась премьера классической модели Hublot Classic Fusion — прямой наследницы Hublot Classic 80-х. 
 
Hublot Classic Fusion Racing Grey, 2011 г.
[12] Hublot Classic Fusion Gold Racing Grey
 
Премьера Basel-2012: Hublot Classic Fusion Exta-Thin Skeleton
[13] Hublot Classic Fusion Extra-Thin Skeleton
 
Тонкий и более изящный корпус, узнаваемые 6 винтов на округлом ранте в форме иллюминатора и 4 винта на креплениях ремешка, автоматический мануфактурный механизм. За прошедшие годы коллекция показала свою жизнеспособность, дополнившись новыми вариациями, хронографами и скелетонами. Конечно, Classic Fusion не столь эффектен и интересен, как нашумевший Big Bang. Но на многолюдной Ривьере летом легко можно встретить французов — типичных представителей среднего класса и среднего возраста — которые, отправляясь в отпуск, вот уже 30 лет традиционно надевают Hublot Classic с нетускнеющей надписью MDM  Geneve на циферблате. И есть все основания надеяться, что «большой взрыв» стал началом новой жизни и для классической коллекции: надежных повседневных часов casual в золотом корпусе на каучуковом ремешке.
 
Иван Гопей, опубликовано в журнале «Мои часы» №3-2012
 
********
Ссылка на статью:
https://luxwatch.ua/watch-news/view/1828

Новости бренда

2013 Веб дизайн. Разработка сайтов. Харьков. Украина Разработка сайта