Подобрать часы
Подобрать часы
Укажите референс или название модели, например: Daytona
Запомнить

Франция: стойкие одиночки

Статья о часах Alain Silberstein

(По материалам Europa Star Ukraine)

Вы когда-нибудь видели французский автомобиль, который на каком-нибудь автошоу представляли бы в качестве глобального товара? Скорее всего, нет. "Французский" ярлык с маркетинговой точки зрения не представляет особой ценности в индустрии, где ключевую роль играют торговые марки - они создают образ продукта. Конечно, ссылка на национальное происхождение иногда может принести пользу, как это бывает в случаях с продукцией немецкого машиностроения - здесь слово "немецкий" является ключевым. Но факт остается фактом: приобретает потребитель Renault или Audi, он думает только о марке, которую может себе позволить.

А теперь посмотрите на французские часовые выставки. Здесь слово "Франция" больше работает на бизнес, чем на индустрию. Ключевым моментом продвижения продукта является не столько качество торговой марки, сколько "французский стиль" - философия, которая, по идее, должна привлекать оптовых и розничных распространителей, а также отдельных покупателей.

Плохо ли это? Некоторые французские часовщики, скажем, Ален Зильберштейн, Ришар Миль и Бернар Ришар, считают именно так. Однако им можно возразить: термин "французский стиль" для Франции значит то же самое, что клеймо Swiss Made для Швейцарии. Первый является инструментом массового маркетинга, второе - специфическим элементом стратегии продвижения продукта. Каждому свое, но Зильберштейн, Миль и Ришар не хотят подгонять французское часовое искусство под общие стандарты.

Против течения
Во Франции еще существуют марки, которые, подобно трем вышеупомянутым, решаются плыть против течения. Можно назвать Bell & Ross, Korloff, Saint-Honore Paris, Chanel, Meyers International, и все они чувствуют себя довольно хорошо. Некоторые из них перенесли производство на другую сторону границы, дабы получить преимущество в виде ценного клейма Swiss Made. Но тогда можно ли говорить о них как о французских часовщиках? Этот вроде бы наивный вопрос был задан Патрику Беснару, председателю Французской палаты часовой промышленности и микротехнологий (CFHM). Столкнувшись с азиатскими (прежде всего китайскими) конкурентами, Беснар призывает к общеевропейскому подходу к часовой индустрии и демократизации клейма Swiss Made.

Французскими часовыми выставками занимается Профессиональный комитет по развитию часового, ювелирного и серебряного дела во Франции (CPDHBJO). Каждую весну он публикует финансовый отчет за предыдущий год. Отчет указывает, что часовая индустрия, хоть и занимает важные позиции, но отстает от ювелирной. Например, группа Christian Bernard работает в обоих секторах, но ювелирный приносит ей больше прибыли, французские часы стали, скорее, модным аксессуаром и очень далеки от традиций учета времени.

Агония французской часовой индустрии
В противоположность общей тенденции ухода в мир аксессуаров француз Ришар Миль производит часы с клеймом Swiss Made в местечке Бреле, что в швейцарском кантоне Юра. Сам Миль живет в Бретани и раз в неделю приземляется в аэропорту Базеля, чтобы отправиться на свою фабрику. Свою торговую марку он назвал собственным именем и нашел куда большую поддержку у Федерации швейцарской часовой индустрии, чем у родной Французской палаты.

По словам Миля, начало конца французской часовой промышленности приходится на 80-е гг., десятилетие торжества кварца. В тот период Matra group под руководством Жана-Люка Лагардера продала марки Yema, Jazz и Cupillard Rieme японской компании Seiko. Вместе с этими марками ушло полное собрание французских знаний в области учета времени. То есть необходимые для создания сложных приспособлений секреты микротехники покинули Францию в направлении Страны восходящего солнца.

Ришар Миль говорит: "С другой стороны, Жан-Пьер Шевенмен, член правительства департамента Франш-Конте и кто-то вроде министра часовой индустрии, взял на себя задачу по объединению коммерческих и промышленный усилий французских часовщиков, введя особый налог на каждый проданный во Франции экземпляр часов. Тогда эта идея казалась хорошей, но французские производители деталей были быстро раздавлены японскими конкурентами".

Сегодня этот налог собирает CPDHBJO. Палата часовой промышленности защищает правовые, коммерческие и промышленные интересы французской часовой индустрии в Европе и мире. Членство в ней платное, но добровольное.

По мнению Ришара Миля, Франции недостает человека с особым видением часового дела, "гения". С этим согласен и Патрик Беснар. "Гений, которого у Франции никогда не было, это Николас Хайек, основатель Swatch. Швейцарское часовое дело обязано ему по гроб жизни", - уверяет Миль.

Во Франции часовое дело считается индустрией регионального значения
Беснар говорит, что часовое дело в странах-соседях и в прошлом имело разные масштабы. "В середине 70-х годов в швейцарской часовой индустрии работало 100000 человек, а во французской только 15000. С тех пор количество работников в обеих странах уменьшилось в три раза. Иными словами, Франция довольно неплохо перенесла кризис в часовом деле. Однако при этом следует заметить, что Франция исповедует введенную еще Кольбером практику вмешательства правительства в экономику, которая превалирует и в часовой индустрии". Только в случае с часовой индустрией французскому правительству недостает политической дальновидности. "Вероятно, с точки зрения политиков этот сектор экономики не имеет такого решающего значения, как, например, автомобильная промышленность, - с горечью добавляет Беснар. - А вот в Швейцарии часовая индустрия считается объектом национального значения".

"На поддержку государства не рассчитываем"
Ален Зильберштейн, пожалуй, является единственным, наряду с компанией BRM, часовщиком, который производит часы высшего эшелона с клеймом Made in France. Его мастерские размещены в Безансоне, столице департамента Дуб. Ален состоит в Палате часового дела, но не скрывает своего несогласия с французской системой продвижения национального продукта. Более того, он считает, что двадцать лет назад, когда его часы появились на рынке, ему крупно повезло, что швейцарская торговая марка FH разместила его модели на своих стендах на международных выставках в Шанхае и Гонконге. В то время французские часовщики представляли только кварцевые часы, собранные из изготовленных на Дальнем Востоке деталей.

"Я не хотел находиться в их компании", - говорит этот неукротимый француз. "Коллективы часовщиков не имеют никакого смысла, - кипит он. - Это пустая трата денег. У французских промышленников есть COFACE - организация, которая страхует экспортные риски. То есть в течение двух лет у нас есть парашют, и это очень хорошо. С другой стороны, совершенно ненормально, что французские часовые марки или марки, которые называют себя французскими, вот уже двадцать лет поддерживаются особым налогом на часы. Я полагаю, что любая уважающая себя марка не нуждается в вечной государственной поддержке. А трата денег французского налогоплательщика на продвижение продукта, изготовленного на Дальнем Востоке, - это просто позор".

"Мы работаем в условиях глобальной экономики"
Патрик Беснар не любит таких разговоров. "Людям пора прекратить говорить все что хочется, - настаивает он. - Мы работаем в условиях глобальной экономики. Идет жесткая ценовая борьба. Если бы некоторые компании не нашли поставщиков за границей, то где бы они сейчас были? Что тут такого, если швейцарские часы собирает французский работник, ежедневно пересекающий границу? Когда мы покупаем автомобиль Renault, мы действительно покупаем французскую марку, но детали машины поступают со всего мира". По оценкам Бернара, французская часовая индустрия страдает от проблем куда более серьезных, чем особый налог. "Наши беды заключаются в следующем. Во-первых, государство забыло о древней истории французского часового дела. Во-вторых, финансовые круги проявляют излишнюю осторожность. И, наконец, трудовое законодательство в нашей стране не очень благоприятствует работодателям, да и налоги на бизнес выше, чем в других странах, например, в Швейцарии".

Может, оно и так, но, по мнению Алена Зильберштейна, было бы лучше в ближайшем будущем изменить стратегию маркетинга французских часов. "Это был бы более тонкий ход - поддерживать новые малые компании и стратегические усилия по маркетингу торговых марок, а не большие маркетинговые компании, которые диктуют моду", - с особым нажимом добавляет часовщик из Безансона.

Франция или Швейцария?
Как французские компании экспортируют свой продукт, если у них нет поддержки Профессионального комитета? И что значит быть французом в этом секторе? Действительно, некоторые торговые марки кажутся более "французскими", чем другие. В первую очередь это относится к Зильберштейну и BRM. Другие, вроде Chanel и Bell & Ross, опираются на французских менеджеров и швейцарское производство. Карлос Розильо из Bell & Ross откровенно признает: "Покупатель изначально считает часы, изготовленные на фабрике Bell & Ross в Ла Шо-де-Фоне, швейцарскими, хотя штаб-квартира компании находится в Париже. Для экспорта нашего продукта мы пользуемся услугами дистрибьюторов в других странах, а в Соединенных Штатах имеем филиал". В отличие от Алена Зильберштейна, владелец Bell & Ross не осуждает особый налог на часы. "Меня он не очень волнует, - спокойно говорит Розильо. - Я просто надеюсь, что вырученные за счет налога средства идут на хорошее дело. И мы заинтересованы в налоге, поскольку благодаря ему имеем доступ к статистике".

Софи Гюйон, представитель лионской компании Korloff, дипломатично заявляет, что ее марка "охотно стала членом Профессионального комитета, поскольку мы все представляем одну и ту же профессию". Часы Korloff изготовляются в швейцарском Бьенне. "Однако по своей природе мы являемся самостоятельной маркой, - подчеркивает Гюйон. - Это значит, что мы занимаем независимую позицию. Мы уважаем мнение Профессионального комитета, но не участвуем в его выставках - обходимся своими силами".

Николя Бо, директор по международным связям часового подразделения Chanel, указывает, что его марка, как и марка Ришара Миля, сотрудничает со швейцарской FM "по производственным соображениям", а к Профессиональному комитету особо нежных чувств не питает.

По словам Софи Гюйон, эти люди "представляют одну и ту же профессию". Но делают ли они одно и то же дело?

http://www.europastar-ukraine.com/

Ссылка на статью:
https://luxwatch.ua/watch-news/view/202

Новости бренда

2013 Веб дизайн. Разработка сайтов. Харьков. Украина Разработка сайта