Подобрать часы
Подобрать часы
Укажите референс или название модели, например: Daytona
Запомнить

Harry Winston. Роман с камнем

Статья о часах Harry Winston
(По материалам "Часы Armband Uhren")

История Дома Harry Winston - это история уникального дара, мистическим образом породнившего человека и драгоценные камни и сделавшего бриллианты лучшими друзьями прекрасной половины человечества. До сих пор никто не знает, каким образом Гарри Винстону удавалось так легко и беззаботно покупать сокровища королей и магараджей: они словно сами находили его и с упорством живых мыслящих организмов становились его собственностью...

Восхождение на трон
Все началось в 1890 году, когда украинский иммигрант Яков Винстон открыл в западном Манхэттене скромный ювелирный магазинчик. Шесть лет спустя в семье Винстонов родился сын Гарри, который с юных лет демонстрировал недюжинное ювелирное чутье: он умел на расстоянии распознавать и оценивать драгоценные камни, причем делал это быстро и с высокой точностью. Впервые этот талант принес своему обладателю доход в 1908 году, когда 12-летний мальчик распознал в куче ломбардной бижутерии кольцо с двухкаратным изумрудом. Долго не раздумывая, он купил «безделушку» за 25 центов, а через пару дней продал ее за 800 (!) долларов. Когда ему исполнилось 15, Гарри бросил школу и пошел в помощники к отцу (к тому времени отец с сыном переехали из Нью-Йорка в Лос-Анджелес). В его обязанности вменялось разъезжать по городу с чемоданчиком драгоценностей и предлагать их разбогатевшим на нефти нуворишам.

В 1914 году Винстоны вернулись в «Большое Яблоко», где набравшийся коммивояжерского опыта Гарри приступил к осуществлению своей давней мечты - созданию собственной ювелирной компании. Заработанные на Западном побережье 2000 долларов юноша без остатка вложил в дело. Чтобы увеличить капитал, Винстон-младший зарегистрировал по адресу Пятая Авеню, 535 фирму The Premier Diamond Company и начал играть на нью-йоркской Бриллиантовой бирже, требовавшей от игроков громкого голоса, умения мгновенно принимать решения и склонности к риску. И того, и другого, и третьего ему было не занимать, и уже в 1918 году Гарри Винстон увеличил свой капитал до 10000$ наличными и 20000$ в ювелирных изделиях. Увы, радость от первых успехов была недолгой: все деньги и товар исчезли в неизвестном направлении вместе с одним из служащих...

Ощутимый удар судьбы, однако, не сломил Винстона, и он, взяв крупную банковскую сумму, начал все с нуля. Скорее всего, он знал, что феноменальный дар видеть душу камня не даст ему пропасть в меняющемся мире, и был абсолютно уверен в конечном успехе своего предприятия. Говоря о меняющемся мире, мы имеем в виду в том числе смену приоритетов в ювелирной моде: массивные, громоздкие украшения Викторианской эпохи морально устаревали, стремительно уступая место более компактным формам. Гарри Винстон не был бы самим собой, если бы не извлек выгоды из этой тенденции: он принялся скупать у богатых фамильные драгоценности и «апгрейдить» их в соответствии с требованиями времени. Он распиливал особо крупные камни, гранил их по-новому, делал для них оригинальные оправы - и снова продавал, но уже за совсем другие деньги.

Техасские женщины демонстрируют старинные и современные ожерелья, показанные Harry Winston на выставке «Ювелирный двор», Сан-Антонио, 1952 г.


Его первая крупная сделка состоялась в 1925 году: за миллион долларов была приобретена коллекция колец, брошей и колье Ребекки Дарлингтон Стод-Дард, о чем даже было сообщено в газетных новостях. Затем в его владение перешли ювелирные накопления одной из богатейших женщин Земли Арабеллы Хантингтон (говорят, жемчужин из ее массивного ожерелья хватило для украшения декольте почти тридцати женщин!), а в 1930 году к Винстону пришла национальная слава. Слава явилась в образе 39-каратного бриллианта, самого большого из когда-либо проданных на американских аукционах. «Гигант» входил в обширную ювелирную коллекцию угольного короля Б.Дж. Счастливчика Болдвина, также купленную Винстоном «на корню». И хотя в то же собрание входил еще один рекордсмен веса - 26-каратный рубин, - имя Гарри Винстона отныне стало ассоциироваться именно с бриллиантами. Особо крупных размеров.

В 1932 году вместо The Premier Diamond в роскошном Центре Рокфеллера появилась компания Harry Winston, Inc, приступившая к выпуску лимитированных серий эксклюзивных ювелирных украшений.

Винстон лично придумывал необычные формы огранки, минимизировавшие каратные потери, экспериментировал с оправами и способами крепления камней. Говорят, однажды его вдохновил рождественский венок с аккуратными «гранями» в виде листьев - он попробовал перенести увиденное в ювелирный дизайн и таким образом получил то самое знаменитое трехмерное расположение камней, которые словно не зависят от геометрии оправы. Часто его видение ювелирной моды опережало время: например, ему не нравился желтый цвет золота, который, как он считал, искажает природный цвет самоцветов. Сегодня, по прошествии 70 с лишним лет, многие производители относятся к желтому золоту с нескрываемым пренебрежением, граничащим с презрением.

Гарри Винстон знал, что феноменальный дар видеть душу камня не даст ему пропасть в меняющемся мире, и был абсолютно уверен в конечном успехе своего предприятия.


Пилите, Гарри, пилите
Новаторство и деловая хватка Винстона помогли ему процветать в годы Великой Депрессии и превратили его в главную фигуру бриллиантового рынка Нью-Йорка. Он принес немало пользы городской экономике, в то же время не забывая и про собственную выгоду. Так, в 1935 году он купил у De Beers Company за 700000 долларов огромный 726-каратный алмаз «Джонкер» (Jonker). Винстон планировал распилить его на несколько частей, однако ни одна страховая компания, включая Lloyd`s of London, не взяла на себя ответственность за столь сверхрискованную процедуру. И тогда Винстон решил осуществить задуманное без страховки, поставив на карту практически все свое состояние. Группа приглашенных из Европы экспертов определила, в каких именно местах нужно разрезать камень, после чего тот был передан ювелирному мастеру Лазарю Каплану (иммигранту из России, между прочим) вместе с предоплатой в размере огромной по тем временам суммы в 30000 долларов. Проведя наедине с «Джонкером» около года, Каплан сделал вывод, что если последовать совету европейских специалистов, камень расколется и окажется безвозвратно утерянным. Он предложил свой вариант и, получив одобрение свыше, разделил 726-каратник на двенадцать частей, самая большая из которых весила 126,65 карата. Таким образом, «Джонкер» стал первым большим алмазом, разделенным на несколько частей не в Старом, а в Новом Свете. Что до Винстона, то он продал всю дюжину за 12 миллионов, подтвердив свою репутацию «Короля Бриллиантов» и блестящего бизнесмена.

В течение последующих десяти лет Harry Winston приобрела еще несколько больших неограненных алмазов, включая 726,6-каратный «Варгас», найденный в Бразилии в 1938 году, и 155-каратный «Либератор» (Венесуэла, 1943). Граненые камни тоже покупались в изрядном количестве. В 1949 году Винстон заплатил миллион долларов за великолепный голубой бриллиант «Хоуп» («Надежда»), на котором якобы лежало страшное проклятие. Согласно легенде, «Хоуп» изначально был частью 112,5-каратника, украшавшего глаз бога Шивы в древнем индийском храме, затем украденного мародерами и вывезенного в 1642 году из страны французским купцом и путешественником Жаном-Батистом Тавернье. Он продал его Людовику XIV, огранившему бриллиант до 67 карат. Драгоценность перешла по наследству к правнуку Короля-Солнца Людовику XV, скоропостижно скончавшемуся от оспы. Трон - а заодно и бриллиант - унаследовали Людовик XVI и его жена Мария-Антуанетта, которые, как известно, были обезглавлены революционерами. Сам Тавернье, кстати, по достижении 80-летнего возраста был разорван одичавшими собаками. С тех пор за «Хоуп» закрепилась дурная слава, что, мол, тех, кто до него дотрагивается, ждет незавидный финал. Через 30 лет после смерти королевской четы камень, «похудевший» до 44,5 карата, объявился в Лондоне, где был куплен ирландским банкиром Генри Томасом Хоупом, в честь которого и был назван. Генри отдал драгоценность своей жене, которая тут же сбежала с любовником, а потом продала бриллиант, чтобы спастись от банкротства. Сын Хоупа был отравлен, а внук разорился. Бриллиант приобрел турецкий султан Абдул Хамид, через несколько месяцев свергнутый с трона и изгнанный из страны.

В 1911 году известный парижский ювелир Пьер Картье продал камень американской светской львице Эвелине Уолш МакЛин, которая через 46 лет скончалась от пневмонии с «Надеждой» на шее, пережив свою дочь и немного не дожив до смерти внучки... Все это не испугало Гарри Винстона. Он купил камень вместе со всей остальной коллекцией МакЛин за полтора миллиона долларов и, судя по всему, как и положено королю, сумел умерить недобрый пыл «подданного».

Став собственностью Винстона, «Надежда» в течение четырех лет разъезжала по Америке в составе тематической экспозиции. В этом, кстати, проявляется истинная любовь Винстона к драгоценным камням: в отличие от других коллекционеров, прячущих сокровища от посторонних глаз в сейфах, он горел желанием делиться своими приобретениями со всем миром. В 1958 году он - от щедрости или же от греха подальше - отослал «Надежду» простой почтовой посылкой в Смитсоновский институт, в Зал Драгоценных Камней и Минералов. В последующие годы он еще не раз отсылал камни в эту обитель науки и культуры, и со временем они образовали самостоятельную Галерею Винстона, ознакомиться с которой ныне может каждый желающий.

Согласно легенде, «Хоуп» изначально был частью 112,5-каратника, украшавшего глаз бога Шивы в древнем индийском храме, затем украденного мародерами и вывезенного в 1642 году из страны французским купцом и путешественником Жаном-Батистом Тавернье.


Что касается неграненых, «сырых» камней, то тут Винстон, как и большинство его коллег, предпочитал иметь дело с Синдикатом - De Beers Consolidated Mines, Ltd., - контролировавшим тогда 85 процентов рынка добычи алмазов и монопольно устанавливавшим (и с переменным успехом продолжающим это делать по сей день) на них цены. Положение дел Винстону было не по душе, и в 1940-х он организовал независимую Южноамериканскую алмазодобывающую экспедицию, а затем - похожее предприятие в Сьерра-Леоне, чем сильно осложнил отношения с De Beers. Стороны сели за переговоры, и в результате De Beers заключил с Винстоном персональный контракт на более выгодных для него условиях. Такой индивидуальный подход оправдал себя: вскоре Harry Winston стала крупнейшим клиентом Синдиката и принесла ему хорошую прибыль.

В 1955 году Винстон открыл салон в Женеве, через два года - в Париже. Его всемирная репутация «Короля Бриллиантов» крепла год от года. В полной мере она отражена в песне Мерилин Монро «Бриллианты - лучшие друзья девушки», где есть эпическая фраза: «Поговори со мной, Гарри Винстон». Он дружил с голливудской знатью и аристократией, захаживал на файв-о-клок к английской королеве... Продавая сверхдорогие ювелирные украшения сливкам общества, Винстон не пренебрегал и более «приземленными» делами, торгуя промышленными алмазами и недорогими украшениями по каталогу. К началу 1960-х годовой доход Harry Winston оценивался примерно в 50 миллионов долларов. Точная цифра неизвестна, поскольку хозяин хранил в секрете всю деловую информацию. Он даже не разрешал себя фотографировать, утверждая, что таково требование его страховщика - компании Lloyd`s of London.

Винстон не раз отсылал камни в Смитсоновский институт, в Зал Драгоценных Камней и Минералов, и со временем они образовали самостоятельную Галерею Винстона, ознакомиться с которой ныне может каждый желающий.


Череда сенсационных приобретений и неизменно следовавших за ними продаж продолжалась. В 1966 году Винстон приобрел неграненый алмаз весом в 241 карат, из которого путем отсечения почти трех четвертей получился легендарный каплевидный бриллиант, купленный Ричардом Бартоном для своей супруги Элизабет Тейлор и известный сегодня под именем Тейлор-Бартон. В 1972 году был куплен третий по величине алмаз планеты «Сьерра-Леоне» весом в 970 карат. Повторив судьбу «Джонкера», он был успешно распилен на 17 частей (в прямом эфире CNN!), после чего африканская республика Сьерра-Леоне увековечила образ Винстона в серии почтовых марок...

Когда в наследниках согласья нет...
Годы шли, и перед Винстоном встала проблема передачи семейного бизнеса своим двум сыновьям. По этому поводу он любил повторять: «У меня два сына: один гений, второй придурок». Старший, Рональд, с удовольствием перенимал отцовский опыт, окончил Гарвард со степенями бакалавра в химии и английском, затем изучал ракетные двигатели в Университете Нью-Йорка, после чего по просьбе отца начал помогать ему вести дела. Младший же, Брюс, не проявлял особого интереса к академическим наукам и был куда менее амбициозен, чем брат. После нескольких месяцев обучения в Американском Международном колледже Спрингфилда, он плюнул на учебу и уехал путешествовать по Европе. Там в 18-летнем возрасте он женился на танцовщице, с которой через три года развелся. Опасаясь за целостность своей империи, Винстон-старший написал завещание, в котором разделил бизнес между сыновьями. Во избежание непредвиденного, Рональд получил право управлять своими акциями самостоятельно, тогда как за Брюса это было поручено делать трем трестовым управляющим, включая самого Рональда. К сожалению, эта превентивная мера не сработала - вернее, сработала примерно наполовину.

Можно поручиться, что Гарри Винстон не однажды перевернулся в гробу от стыда за слова и поступки своих отпрысков... Гарри Винстон скончался в 1978 году в возрасте 84 лет, и бразды правления компанией перешли к Рональду. Одним из первых его прожектов стала демократическая реструктуризация бренда, направленная на привлечение в фирменные бутики молодой клиентуры, чуждой великосветских правил и обычаев.

К счастью (или, к сожалению) эти планы так никогда и не были реализованы. Зато именно Рональд ввел в практику аренду украшений актрисами на церемонии вручения «Оскаров», что заметно повысило мировую известность марки (хотя дружба ювелирного Дома с Голливудом началась еще в 1943 году, с выходом ведущей церемонии Дженнифер Джонс в бриллиантах HW). Он открыл ставшие культовыми салоны в Беверли Хиллз и Токио и, наконец, при нем в составе предприятия появилось часовое подразделение Harry Winston Ultimate Piece Collection (ныне Harry Winston Rare Timepieces), специализирующееся на изделиях стоимостью в районе отметки 100000 долларов и выше. На первых порах Рональд пытался привлечь брата к управлению компанией, назначив его одним из управляющих в Совет директоров. Однако Брюс просто «отбывал номер», подписывал документы не читая и предпочитал проводить большую часть времени на яхте или «выгуливая» очередную спортивную авто из своей обширной коллекции. Но несмотря на такое пренебрежение к корпоративной жизни, в 1989 году Брюс начал оспаривать право Рональда на управление компанией, аргументируя это якобы существенными убытками за годы, прошедшие со дня смерти отца. За означенный период годовая зарплата Рональда выросла до 1,13 миллиона долларов, а Брюс, как и прежде, получал «всего» 350000. Рональд говорил, что стоит этих денег, потому что фактически в одиночку управляет делами, но Брюс всерьез обиделся и в 1990 году подал на брата в суд. В ответ Рональд собрал чрезвычайный Совет директоров, на котором объявил об увольнении непутевого родственника. Этот шаг стал началом долгой десятилетней судебной тяжбы...

Братья не упускали возможности поливать друг друга грязью в прессе, что, разумеется, сильно ударяло по благородному имиджу компании в целом и наследников «Короля Бриллиантов» по отдельности. Рональд утверждал, что Брюс находится под злобным влиянием своего адвоката Эдварда Воля, который якобы пообещал ему отсудить у HW гораздо больше, чем он мог бы выручить за унаследованные акции. Брюс, в свою очередь, обвинял Рональда в злоупотреблении служебным положением и использовании ресурсов компании в корыстных интересах. Всплыла темная история с попыткой Рональда заявиться на Олимпийские игры-88 в качестве спринтера от Маршалловых островов (это в возрасте 47 лет!), расходы на которые якобы были включены в смету нового бутика на Родео-Драйв в Беверли-Хиллз. Интерес публики подогревался также эксцентричным поведением Рональда, перенявшим, похоже, от отца не самое лучшее: он запрещал себя фотографировать, ссылаясь опять же на требования Lloyd`s of London, а во время видеосъемок надевал пластиковую маску поросенка или черную маску героя комиксов Одинокого Ренджера.

Сперва Рональд предлагал Брюсу 4,5 миллиона, которые постепенно выросли до 17 миллионов, а к сентябрю 1997 года и до 28 миллионов. Брюс последовательно отказывался от «подачек», и в итоге суд обязал ответчика вернуть истцу его акции в трастовый фонд. В результате Рональду пришлось выкупать акции брата по их рыночной стоимости, которая составила чуть больше 54 миллионов. Чтобы осуществить сделку, руководству Harry Winston пришлось привлекать средства из инвестиционной фирмы Fenway Partners. Летом 2000 года Рональд стал единоличным владельцем компании. Отныне он наконец мог спокойно работать, а также - что немаловажно - уделять больше внимания любимым хобби, среди которых центральное место занимали коллекционирование моделей самолетов-разведчиков времен Второй мировой и копание в приусадебном японском саду...

Когда отзвуки скандала утихли, Рональд занялся наведением порядка в подведомственном хозяйстве. Он нанял команду маркетологов, которая разработала абсолютно новую рекламную кампанию, позиционировавшую Harry Winston как брендованный образ жизни. Была также заметно расширена клиентура за счет увеличения ассортимента ювелирных изделий стоимостью менее 100000 долларов за штуку с нижней ценовой планкой на уровне 4-6 тысяч долларов. Любопытно, что примерно пятую часть доходов компании сегодня составляет прибыль от продаж относительно недорогой массовой «ювелирки» происхождением с острова Родос и из Гонконга. Она, разумеется, продается под другими брендами, дабы не нанести урона божественному имиджу HW. Кроме того, Harry Winston начала также брендировать парфюмерию, сумочки и очки. За последние годы был отмечен резкий рост - почти вдвое - числа бутиков в деловых столицах мира, в том числе в Лондоне, Чикаго, Лас-Вегасе и Гонконге.

На службе Хроноса
За двадцать без малого лет существования часовое подразделение Harry Winston Rare Timepieces выросло в авторитетную лабораторию грандиозных идей и приобрело репутацию «Короля часовщиков» с поистине безграничной властью над хронометрической механикой. Начав в 1989 году с простых ювелирных моделей, оно постепенно перешло к экспериментам с элитными усложнениями и, наконец, в 2001 году разродилось шедевральной концепцией под названием Opus. Своим рождением этот проект обязан молодому управляющему директору HWRT Максимилиану Бюссеру, превратившему чисто ювелирное предприятие в форпост haute horlogerie. При Бюссере HWRT увеличила оборот на 300 процентов и шутя «убрала» всех конкурентов, искавших «золотую середину» между часовой индустрией и большим искусством.

Идея Opus достаточно проста: единение утонченного, драгоценного экстерьера со столь же изысканным механическим содержанием. Поскольку Harry Winston испокон века считалась непревзойденным мастером формы, оставалось лишь найти достойного ее кабинотье. А лучше сразу нескольких, чтобы каждый новый продукт серии получался бы не похожим на предыдущие и не вызывал привыкания у искушенной клиентуры. На роль первого соавтора Opus был выбран Франсуа-Поль Журн, второй Opus построил Антуан Прециузо, третий - Вьянни Хальтер, четвертый - Кристоф Кларе и пятый - Феликс Баумгартнер. На этом Бюссер намеревался остановиться и, возможно, придумать что-то новое, еще более захватывающее...

Помимо Opus Максимилиан Бюссер не забывал и о «рядовых» коллекциях с неожиданными «изюминками». Чего стоит хотя бы серия хронографов Project Z с корпусами из редкого сплава залиум! Сей «авиационный» сплав отличается высокой тугоплавкостью, из-за чего часовые корпусы из него не выплавляются, а вытачиваются. Работы с этим материалом, несомненно, вызывали у специалистов HWRT регулярные приступы вдохновения, а также адреналиновые атаки, поскольку пыль залиума при неосторожном обращении имеет обыкновение воспламеняться...

В 2005 году Бюссер покинул компанию, уступив кресло управляющего Амди Шатти, пришедшему в HWRT из Montblanc. Шатти первым делом реанимировал легендарную серию при помощи умельцев из Greubel Forsey и объявил ее корпоративной «священной коровой». На последней Baselworld новый глава часового подразделения с гордостью демонстрировал посетителям выставочного стенда новый Opus 7 работы Андреаса Стреллера и эффектную Tourbillon Glisserie с линейными роторами автоподзавода.

Король умер. Да здравствует король!
Свара между братьями сильно подточила финансовое основание бриллиантовой империи. Летопись фамильного бизнеса закончилась в 2004 году, когда Рональд был вынужден продать за 330 миллионов долларов контрольный пакет акций Harry Winston канадской добывающей корпорации Aber Diamond. Aber занимает пятое место в мировой «бриллиантовой» табели о рангах с двумя процентами от общей добычи (любопытно, что канадцы поставляют сырье в том числе одному из прямых конкурентов Harry Winston - Tiffany). В конце минувшего года Aber завладела ста процентами акций детища «Короля Бриллиантов» и по понятным причинам сразу же изменила собственное название на Harry Winston Diamond Corp. Возможно, магия имени и живущий в миллионах сверкающих граней дух Гарри Винстона помогут владельцам корпорации совершить стремительный прорыв в высшие сферы бизнеса и - кто знает? - в перспективе потягаться с самим синдикатом De Beers. В мире бриллиантов порой происходят удивительные события...

Ссылка на статью:
https://luxwatch.ua/watch-news/view/244

Новости бренда

2013 Веб дизайн. Разработка сайтов. Харьков. Украина Разработка сайта