Подобрать часы
Подобрать часы
Укажите референс или название модели, например: Daytona
Запомнить

Йорг Хайзек: `Свобода превыше всего`

Статья о часах HD3 Complication

(По материалам "Часы Armband Uhren")

Резюме немца Йорга Хайзека пестрит названиями знаменитых люксовых брендов: Rolex, Breguet, Tiffany & Со, Dunhill, Cartier, Ebel, Tag Heuer... В качестве основателя и директора агентства Hysek Styling он проектировал мебель, ручки, сумки - практически все, что заказывали клиенты. В 1999 году он решил всецело посвятить себя часовому ремеслу и создал именной часовой бренд Jorg Hysek, которым шесть лет спустя пожертвовал ради смелых экспериментов с элитным хронодизайном. Сегодня его проект HD3 (High Definition Trilogies) считается одним из самых престижных на мировом часовом рынке. Помимо самого Хайзека в HD3 задействованы также молодые художники Валери Урзенбахер и Фабрис Гоне.

Наша беседа с гуру часового дизайна состоялась сразу после завершения женевского SIHH. Йорг выглядел уставшим, но довольным: его «трилогии» снова получили хорошую прессу. К тому же незадолго до выставки Валери родила ему сына - а такие события, как известно, лучше всего стимулируют творческий потенциал мужчины.

AU: Скажите, Йорг, с какой модели начался бренд HD3?
ЙХ: С Capture. Валери управилась со своим заданием первой. Ladies first, как говорится. Кстати, в России Capture продается очень неплохо.

AU: Сколько времени обычно проходит с момента появления первых набросков до выпуска конечного продукта?
ЙХ: По-разному. Иногда дизайн приходит очень быстро, иногда приходится поднапрячься. Но в любом случае на все про все требуется не меньше года. Это если все идет легко и без накладок. Плюс еще необходимо какое-то время для технической притирки и устранения мелких недоработок.

AU: Чьи калибры используете?
ЙХ: Механизмы и корпусы для нас делают на маленьких фабриках, на которых трудятся по 15-20 человек, настоящих фанатов своего дела. Этим, кстати, объясняются и мизерные тиражи: наши партнеры физически не могут увеличить объемы производства. Механику заказываем у La Joux-Perret, за исключением трехмерного турбийона для Vulcania, - его построили на BNB.

AU: 33 экземпляра - это максимум для каждой модели?
ЙХ: Вообще-то, получается немного больше. По 11 штук в белом и розовом золоте и платине плюс версии с разными цветами циферблата и в ювелирном исполнении.

AU: Почему Вы покинули бренд Jorg Hysek?
ЙХ: Знаете, иногда у вас просто не остается выбора. В какой-то момент я почувствовал, что потерял свободу. Да, поначалу я был главным, и все зависело от моих решений. Но бренд был не очень дорогим - примерно в ценовой нише Omega, - и для того, чтобы развиваться, ему были необходимы большие объемы. А большие объемы - это совершенно иной маркетинг, иная инфраструктура, иной подход к производству, в котором остается не так уж много времени для творчества и самореализации. Постепенно люди из отдела маркетинга стали указывать, что и как мне следует придумывать. Мне же не хотелось заниматься рекламой и терять индивидуальность ради прибыли, и я принял решение уйти. Скажу откровенно: последние два года я оставался узником собственного бренда. Это было невыносимо...

AU: При каких обстоятельствах вы познакомились с Валери и Фабрисом?
ЙХ: Я их знаю уже шестнадцать лет и помню, как они работали буквально за идею, получая в месяц по 500 франков. Мы понимаем друг друга с полуслова и можем даже обсуждать дизайнерские тонкости по телефону, не упуская ни одной мельчайшей детали. На их счету немало хороших моделей - тот же V-King (один из бестселлеров Jorg Hysek) был спроектирован Валери, хотя на нем стоит мое имя. Так что когда передо мной встала проблема выбора дальнейшего карьерного пути, я подумал, что могу помочь моим лучшим дизайнерам самореализоваться и выйти из моей тени. Так появился проект HD3. Нам проще работать с малыми тиражами и в более высокой ценовой нише, потому что так мы можем заниматься любимым делом без оглядки на производство-рекламу-маркетинг. Да и продавать штучный товар проще.

AU: Можно ли назвать HD3 чисто дизайнерским проектом?
ЙХ: Смотря что под этим подразумевать. Конечно, мы не строим собственные калибры, но мы работаем с ними так же, как с корпусами. Например, в большой Hidalgo ХТ-2 мы «препарировали» механизм, распилив его вдоль, и вывели ротор на циферблат. Так что наша фантазия не ограничивается одной лишь внешней формой.

AU: Не собираетесь брать в команду новых людей?
ЙХ: Пока еще не решил. Не исключаю, что когда-нибудь нас станет четверо или даже пятеро. Но мы же как семья, а чем больше в семье членов, тем труднее им находить общий язык.

AU: У вас есть какой-то «производственный план»? Типа сколько новых идей вы должны воплотить в жизнь ежегодно?
ЙХ: Главное для нас - не выполнить максимальное количество задумок, а показать креативный потенциал. Можно придумать какой-то концепт, который никогда не будет реализован, но который проложит мостик к будущим премьерам. Для нас главное - созидание, хотя прибыль также важна для свободы самовыражения. Но деньги не приносят такой радости, как возможность делать то, что тебе нравится. Посмотрите, сколько вокруг преуспевающих бизнесменов, не получающих никакого удовольствия от своего бизнеса! Да и среди руководителей крупных часовых компаний такие люди не редкость...

AU: Кого вы считаете своими учителями?
ЙХ: Ну, сейчас я учусь у Валери {смеется). Знаете, я люблю просто сидеть в праздном безделье и мечтать. И вдохновение приходит из ниоткуда. Так что я не знаю, кто или что является моим учителем.

AU: Расскажите, пожалуйста, о новых моделях Three Minds и Vulcania.
ЙХ: Название Three Minds говорит о том, что эта модель - совместный плод креативных усилий всех трех участников проекта, хотя решающий вклад в ее завершение внес Фабрис. Ее концепцию мы придумали случайно во время отдыха на борту моей яхты Kirium - да-да, вы угадали, я купил ее на гонорар, полученный за дизайн одноименного хронометра для Tag Heuer. Просто делали полуабстрактные наброски карандашом - и вдруг нарисовался законченный образ. С технической точки зрения это относительно простая модель, в ней нет никаких усложнений. Но мы и не ставили перед собой цели создать нечто суперсложное - как говорится, не турбийонами едиными.

A Vulcania на данный момент существует вот в таком виде. (Йорг выложил на стол пустой корпус без задней крышки. Все рекламные фото сделаны с применением передовой компьютерной графики.) Но, думаю, к концу года она уже будет полностью закончена. В ней будет стоять двухосевой гиротурбийон с 30-секундной и минутной каретками. Ее тираж составит ровно 11 штук.

Кроме того, скоро появится еще одна новинка: в следующем году Валери представит свою вторую после Capture модель. Следите, как говорится, за новостями.

AU: Опишите вашего клиента.
ЙХ: Прежде всего, он, конечно, состоятелен. И, несомненно, безумен - в хорошем смысле. Как-то раз мне позвонил один ваш соотечественник и спросил, где он может срочно купить Hidalgo XT-2: ему нужны были оригинальные часы на один вечер. И ради этого вечера он был готов потратить приличную сумму. Такие люди покупают не престиж и не роскошь - они покупают, прежде всего, эстетическую ценность, неповторимость, а это совсем другое.

AU: Смогли бы вы сегодня снова работать на крупный бренд? Пусть не в штате, а в качестве фрилансера?
AU: Годы работы на лидеров часового рынка научили меня управлять фантазией и подстраивать ее под требования конкретного производителя. Но этот этап остался в прошлом. Сегодня я вольная птица. Мне не нравится, когда кто-то просит меня «сочинить» что-то особенное, но в то же время похожее на брендовый продукт. Исключения делаю только для друзей. Правда, это не относится к часам - в этой области у меня HD3, и ничего больше.

Ссылка на статью:
https://luxwatch.ua/watch-news/view/320

Новости бренда

2013 Веб дизайн. Разработка сайтов. Харьков. Украина Разработка сайта