Подобрать часы
Подобрать часы
Укажите референс или название модели, например: Daytona
Запомнить

Zenith. Новый выход на сцену

Статья о часах Zenith

(По материалам "Часы Armband Uhren")

Старинная часовая мануфактура Zenith за последние семь лет претерпела значительную метаморфозу. Некоторые говорят, что пришло время будить «спящую красавицу», другие жалуются на смену курса и значительное повышение цен. Но новая команда под руководством Тьерри Натафа уже миновала первый этап на пути к своей цели: Zenith снова у всех на устах.

Перемены начались вскоре после продажи бренда в 1999 году французскому концерну LVMH (Louis Vuitton, Moet, Hennessy), которому также принадлежит TAG Heuer. В конце девяностых крупные часовые консорциумы находились в состоянии, напоминавшем «лихорадку золотоискателей»: Swatch Group, Vendome и LVMH были охвачены желанием покупать и были готовы платить за независимые часовые фирмы цены, которые были немыслимо высоки для того времени и зачастую не соответствовали истинной стоимости марок. Естественно, вследствие такого подхода на плечи руководителей купленных часовых фирм легла тяжесть амортизационных платежей, лежащая там и сегодня.

Некоторые новоприобретенные бренды репозиционировались, что опять-таки вынужденно происходило со значительными изменениями производственной политики. Так как директора некоторых часовых фирм с трудом свыкались с такими кардинальными переменами, в начале нового столетия можно было наблюдать глубокие рокировки персонала на управленческих этажах. То же происходило и в Zenith. Старый руководитель вынужден был в 2001 году освободить свое кресло, которое 11 июня 2001 года было занято Тьерри Натафом, сначала исполнявшим обязанности коммерческого директора, а затем президента.

Натаф, которому не откажешь в обаянии, в чувстве собственного достоинства и, конечно, в обилии идей, изучал экономические науки в различных университетах Франции и США. Перед своим дебютом в часовой промышленности он работал вице-президентом шампанской марки Veuve Clicquot и вынашивал планы по ее серьезной реорганизации.

В качестве особой рекомендации для руководства часовой мануфактурой Натаф использовал доверие главы концерна LVMH Бернара Арно - самого богатого человека во Франции, между прочим, - и полученную вместе с тем свободу действий для радикальной перестройки старинного бренда. Тьерри Натаф так говорит сегодня о «новом основании» Zenith: «Оно происходило в несколько этапов и на всех уровнях. С одной стороны, стартовала новая рекламная кампания, которая сопровождалась широкой обработкой общественного мнения и в основу которой были взяты афоризмы знаменитых персонажей из областей политики и искусства, из прошлого и настоящего времени, как, например: «Великие люди подобны метеоритам, назначение некоторых из них состоит в том, чтобы сжечь себя для того, чтобы осветить свой век» (Наполеон Бонапарт), или: «Другие ищут. Я нахожу» (Пабло Пикассо).

С другой стороны, большое значение придавали тому, что обозначает трудно переводимое английское выражение «Corporate Identity» и подразумевает наиболее гармоничное использование форм, цвета и рекламных средств в оформлении впервые выходящей на сцену фирмы, которое охватывает все: от почтовой бумаги до дизайна футляра для часов.

Коричневый, бежевый и автоматический
Здание мануфактуры, состоящее из нескольких соединенных друг с другом корпусов, внешне не изменилось после того, как фирму купил концерн LVMH. Интерьер, однако, претерпел некоторые изменения. В презентационных помещениях первого этажа были использованы темные и бежевые тона для покрытия стен, ковров и подушек. В первый этаж попадают по своеобразным мосткам и элегантной деревянной винтовой лестнице.

Большие средства были вложены в современную производственную технику. Например, автоматические центры для обработки деталей часовых механизмов с компьютерным управлением, новые измерительные приборы и стенды для длительных испытаний под нагрузкой и перепроверки на водонепроницаемость, или специальные микроскопы и камеры, при помощи которых можно делать видимым и фотографировать отпружинивание стрелок хронографа при установке на ноль.

Самым важным изменением, произошедшим при непосредственном участии нового президента еще в старых, нагроможденных один на другой фабричных цехах, было создание нового ассортимента моделей. Оно повлекло за собой сильно ощутимое повышение цен - даже на уже существующие модели, - и сотрудники, равно как и многолетние концессионеры восприняли его со смешанными чувствами - от удивления и одобрения до скепсиса и открытого неприятия. Эти мероприятия, однако, увенчались успехом только потому, что Тьерри Натаф со своим штабом, состоявшим в большинстве из новых сотрудников, смог использовать весь запас часовых механизмов и прибегнуть к помощи высококвалифицированных часовых мастеров, труд которых принес марке Zenith выдающуюся славу в часовой отрасли и, в конечном счете, был и остается залогом процветания предприятия.

Высшее качество и массовая продукция
Когда в полдень солнце достигает высочайшей точки на небосводе, говорят, что оно стоит в зените. Слово «зенит» является синонимом достижения высочайшей точки - рекорда или высочайшего качества. И не без гордости выбранное название часовой мануфактуры Zenith всегда разумелось прежде всего как ее требование к себе самой. Поэтому неудивительно, что механизмы Zenith с давних пор считаются одними из самых точных и надежных.

Пуристы из числа любителей с волнением следят за современным развитием часовой индустрии, потому что вполне оправданно опасаются профанации высокого искусства часового мастерства. Между тем, нужно принять к сведению, что многие модели со всевозможными вырезами в циферблатах и до бесполезности модифицированными хронографическими функциями снабжаются точнейшей часовой техникой.

За 142 года своего существования Zenith получила больше наград за качество своей продукции, чем любое другое предприятие швейцарской часовой промышленности: обсерватории присудили мануфактуре ни много ни мало 1565 первых премий за точность часовых механизмов! Как было без ложной скромности отмечено в старом каталоге Zenith, «этот рекордный показатель поощряет неустанное стремление к точности и надежности - двум китам, на которых основывается вся философия Zenith».

Значение этого числа становится ясным только при сравнении с другими марками: часовые фирмы Omega и Longines (обе старше, чем Zenith) со своими 785 и 717 первыми премиями занимают второе и третье места, далеко отстав от лидера. Причем Zenith никогда не была специализированной фабрикой по изготовлению ремешков для часов, или карманных часов, или даже прецизионных часов. Zenith была со дня ее основания Жоржем Фавр-Жако в 1865 году часовой фабрикой в самом широком смысле, полноассортиментной, как сказали бы сегодня. Здесь производили бортовые часы для самолетов, часы типа «регулятор», настенные часы, будильники и, конечно же, карманные часы, а гораздо позже - и наручные часы. Между Первой и Второй мировыми войнами Zenith выпускала даже измерительные приборы, например барометры и альтиметры.

Zenith также известна особым видом больших часов, знаменитыми Neuenburger Pendulen, в большом количестве собиравшимися на фабрике на рю де Бийод в Ле-Локле, где предприятие располагалось с 1865 года. Премированная точность фирменной продукции примечательна именно по причине пестроты и широты товарной палитры. Название Zenith часы из Ле-Локля носят только с 1911 года. До того Жорж Фавр-Жако, широко известный в часовом бизнесе человек, отказывался делать надписи на циферблатах.

Первоначально Zenith`oм назывался мануфактурный калибр карманных часов конца 19 века. Когда основатель фирмы удалился от дел, изменилась также правовая форма предприятия, и, подбирая ему имя, владельцы вспомнили об этом механизме. Полное название звучало как Fabrique des Montres Zenith SA, и с тех пор на часах появилась надпись «Zenith». Под новым названием мануфактура иногда выпускала странную продукцию - как, например, изготовляемые в период с 1939 по 1950 годы так называемые «экономичные часы». Их владельцам приходилось каждый день платить за показание времени. При опускании в щель монеты в двадцать швейцарских сантимов, освобождался рычаг, при помощи которого можно было завести механизм на один день. В это трудно поверить, что всего было сделано 200 000 экземпляров таких часов.

Триумф и кризис
Сегодня невозможно говорить о марке Zenith, не упоминая Калибр 400 El Primero, первый хронограф с автоматическим механизмом и, несомненно, самое известное изделие почтенной мануфактуры.

По иронии судьбы выпуск нового калибра в 1969 году совпал по времени с началом самого большого кризиса в швейцарской часовой промышленности. Звезды не благоприятствовали рождению очередного достижения часовой конструкторской мысли. С одной стороны, потому что через несколько недель после выхода Калибра 3019 РНС (как тогда еще он назывался) на рынке появился другой автоматический хронографический механизм, который был создан альянсом Hamilton и Breitling (в качестве кредиторов) и часовыми фабриками Buren и Heuer (в качестве производителей).

А с другой стороны, потому что в то время кварцевые часы как часы для повседневного ношения уже начали покорять швейцарскую часовую промышленность. В начале семидесятых годов Zenith тоже ощутила на себе всю силу кварцевого кризиса. Вряд ли кто интересовался в то время механическими часами. Мощная волна новой техники с Дальнего Востока просто смыла бесчисленные малые часовые компании, а также именитых производителей, и в первую очередь, многие фабрики, специализировавшиеся на выпуске часовых механизмов. Могло быть и хуже, думали оптимисты из Zenith, - и стало хуже. В 1973 году предприятие, которому в то время принадлежали часовые марки Movado и Mondia, было продано американской фирме Zenith Radio Corporation, производившей электроприборы, по преимуществу в области радио- и грамзаписи.

Североамериканцы не желали ничего знать о механике, и нужно признаться, что они только следовали распространившейся по всему миру тенденции. Для старинной мануфактуры и ее персонала это не было утешением, и смена собственников имела тяжелые последствия. В Zenith началась большая чистка: базовые механизмы, отдельные детали, станки и инструменты - все это по распоряжению новых владельцев должно было быть выброшено, а производство часовых механизмов окончательно прекращено. Швейцарской часовой марке со множеством премий за точность было предписано в будущем изготовлять только электронныме часы.

Мужество и Провидение
В ситуации, когда тысячи рабочих часовой промышленности теряли работу, тогдашний начальник производства Шарль Вермо имел мужество поставить под сомнение правильность новой стратегии фирмы. Вермо пытался сначала письмами в дирекцию воспрепятствовать необоснованному уничтожению невозместимых ценностей, то есть базовых механизмов и, главное, станков и инструментов. «В 1975 году мне внезапно было дано указание: прекратить производство El Primero, - рассказал однажды Шарль Вермо. - Для меня это стало большим шоком. Среди приоритетов американцев числилась только электроника, механическому хронографу не оставалось ни единого шанса. Но я готов был поручиться головой, что хронограф сегодня или завтра станет пользоваться спросом». Вермо так был в этом уверен, что писал североамериканской дирекции среди прочего: «Вы заблуждаетесь, если верите в полный крах механического хронографа. Я убежден в том, что Ваше предприятие однажды будет получать выгоду от причуд моды».

Предостерегающие слова Шарля Вермо остались неуслышанными. Будучи твердо убежденным, что производство El Primero в один прекрасный день возобновится, начальник производства принял смелое решение и составил полный каталог кулачков и шаблонов, штамповочных и фрезерных инструментов.

Он делал записи и составлял списки, собирал всю необходимую информацию о производстве механизмов в папки. Вермо упаковывал свои сокровища в картонные коробки и прятал их в обширных цехах фабрики на рю де Бийод. Всего этого, конечно, оказалось бы более чем достаточно, чтобы немедленно уволить Вермо, но к счастью, начальство ничего не узнало...

В 1978 году Zenith снова перешла в руки к швейцарцу. Фирму купил Поль Кастелло, владелец основанной в 1924 году в Ле-Локле фирмы Dixi Cytindre SA, которая специализировалась на производстве высокоточных деталей.

Победное возвращение
Во главе фирмы Zenith снова встал человек, явно любящий часы. Коллектив фирмы узнал об этом с большим удовлетворением. Тем не менее, прошло еще три года, пока осуществилась мечта Шарля Вермо и на Zenith стали вновь производить механизмы для часов. Инициатива исходила от Пьера Алена Блума. Тогдашний молодой шеф часовой марки Ebel в 1981 году, когда во всем мире покупали только кварцевые многофункциональные хронометры, планировал производство механических хронографов. Блум вспомнил об El Primero и запросил Zenith, имеется ли в распоряжении фирмы подходящий калибр для осуществления задуманного им проекта. В ответ на запрос зенитовцы израсходовали значительный запас сохранившихся часовых механизмов, которые были припрятаны Вермо в «лабиринтах» фабрики.

После того как знаменитая марка вышла на рынок с автоматическим хронографом, от нее не захотели отставать выжившие конкуренты, и возник повышенный спрос, который скоро привел к перебоям в поставках. Дабы удовлетворить спрос, в 1985 году было принято решение возобновить производство Калибра 400. Позже самым знаменитым потребителем часовых механизмов El Primero стала мануфактура Rolex, которая, пока ею не был разработан собственный хронографический механизм, в течение нескольких лет вставляла модифицированный El Primero в свою Daytona Cosmograph. За автоматическим хронографом последовал вариант с ручным заводом под названием El Primero HL.

После того как мануфактура в течение нескольких десятилетий документально доказывала свою техническую компетенцию, прежде всего, легендарным хронографическим механизмом, а также карманными часами (с Калибром 5011 К), ассортимент калибров в 1994 году был пополнен новым автоматическим механизмом 680. За этим, сконструированным за четыре года с большими затратами механизмом под рабочим названием Serie 6 последовал вскоре механизм с ручным заводом Калибр 655. Семейство калибров, носящее сегодня название Elite, включает в себя различные варианты.

Часы Defy Classic с калибром хронографа El Primero в тяжелом стальном корпусе, с тяжелыми звеньями браслета, закручивающейся заводной головкой и вращающимся в левую сторону рантом.


Часы с дырой
Базой модельного семейства Open с самыми сенсационными за последние годы часами теперь, как и прежде, является Калибр El Primero. Этот часовой механизм со все еще соответствующей духу времени конструкцией и скоростным спуском помог дизайнерам осуществить сразу две задачи: пробудить у клиентов интерес к заглядыванию внутрь механизма и превратить циферблат в испытательный полигон для экспериментов с расположением стрелок и указателей. Таким образом, в Zenith сегодня не ограничиваются больше традиционным использованием застекленных задних крышек, а позволяют любителю часов видеть работу сложной механики со стороны циферблата.

В асимметрично расположенном циферблатном отверстии видны пульсирующие спуск и баланс. То, что для кого-нибудь представляет собой только «дыру в циферблате», другому кажется остроумной идеей, оживлением привычного дизайна или же - если говорить о клиентах без особого интереса к часовой технике - интересным аттракционом, выгодно отличающим часы от аналогов без подобных «изюминок».

В техническом аспекте «дыра в циферблате» не претерпела изменений. От неизменного часового механизма видна всего лишь часть основной платины. Чтобы предложить глазу более интересную картину, необходимо сделать в платине прорези. Только тогда появится возможность увидеть вращающееся с бешеной скоростью анкерное колесо и делающий 36 000 полуколебаний в час баланс.

У Zenith в последние годы появилось несколько вариантов часового механизма с разнообразными вырезами в основной платине, а также с разнообразными вариантами указателей. Проверенная временем модель Defy превратилась в спортивные часы с соответственным оформлением циферблата и, конечно, с возможностью заглянуть внутрь механизма через круглое окно возле метки «10». Теперь она называется Defy Classic. Если эта модель, несмотря на название, имела мало общего со своими работящими предшественницами, то с представленным в 2006 году и расширенным в этом году на несколько вариантов часовым семейством Defy Xtreme дела обстоят несколько иначе.

В то время как классический клиент Zenith отвернется, качая головой, от часов в экстремальном оформлении, они наверняка доставят удовольствие интересующемуся модой покупателю, который питает слабость к усыпанной бриллиантами часовой технике в экстравагантной «упаковке». И все же продажа классических часов Zenith, к которым можно в первую очередь причислить модельные ряды Chronomaster (хронографы в различном исполнении) и Class (простые часы с тремя стрелками и указателем даты) сегодня еще дает около половины оборота компании.

Конечно, такая старинная часовая мануфактура, как Zenith, не может отказаться от изготовления моделей с усложнениями, к примеру с полным календарем или турбийоном. Среди них жемчужина - Grand Class Traveller, часовой механизм которой состоит из 744 деталей и наряду с обычными функциями современных часов оснащен также минутной репетицией, указателем GMT, полным календарем и будильником.

В прошлом - крупное предприятие
Фабрика Zenith считалась в шестидесятые годы крупным работодателем региона Ле-Локль. По воспоминаниям современников, число рабочих временами достигало тысячи человек. Одно только сравнение этой цифры с населением Ле-Локля - 12 000 человек - объясняет былое экономическое значение часовой фабрики для города.

Сегодня здесь работает около 250 человек. 150 служащих заняты на производстве, 70 из них - часовые мастера. Текучесть рабочей силы велика: ежегодно обновляется около 20% состава сотрудников, - в том числе и потому, что многочисленные часовые фабрики и фирмы-поставщики деталей из Швейцарской Юры ведут настоящую борьбу за квалифицированные кадры, делая им выгодные предложения, от которых сложно отказаться.

Если 40 лет назад производство велось исключительно на станках, управляемых кулачковыми механизмами, то сегодня применяются совершенно другие средства и методы.

Конструирование часовых механизмов и дизайн новых моделей часов происходит полностью на компьютере. Конструкцию часового механизма всегда начинают со связи его с внешним миром, то есть с заводного валика. К нему добавляют деталь за деталью и расширяют во всех плоскостях, пока на мониторе не появится конечный вариант. Благодаря трехмерному изображению часы и механизмы можно рассматривать во всех перспективах и сечениях. Этот метод конструирования позволяет в любой момент производить изменения в проекте. Это особенно важно при разработке новых моделей, которые могут пойти в производство только тогда, когда глава фирмы даст свое согласие.

Для экономии времени компьютерные изображения новых часов рассматривают в первый раз еще в двухмерном виде, чтобы заблаговременно предусмотреть желательные изменения. И лишь затем изготовляется прототип, который, благодаря точному предварительному проектированию, может уже считаться вполне работоспособным экземпляром часов. В заключение наступает очередь инструментального цеха, где, как правило, изготовляют все необходимые для обработки часового механизма прецизионные фрезы и другие инструменты. Наконец, в дело вступают уже упоминавшиеся современные станки. Большую часть обработанных на них деталей окончательно отделывают и декорируют вручную. Работа выполняется с многократными промежуточными проверками точного соблюдения размеров. В конечном счете, именно этот контроль является гарантией точности хода часов. И у Zenith это условие не меняется несмотря на все перемены, происходящие в стенах старинной мануфактуры.

Часы Defi Xtreme Power Reserve в корпусе из черного титана и с циферблатом из алюминия и карбонопласта. Яркий браслет сделан из кевлара, карбонопласта и стали. Часы (диаметр 43 мм) имеют закручивающуюся заводную головку и сохраняют водонепроницаемость до глубины 1000 метров. Особую прочность к ударам обеспечивает специальный сплав Zenithium (алюминий, титан, мобиум), который применялся для изготовления зубчатой передачи и автоматического завода, а также для кронштейна баланса.


Первые
El Primero (по-испански: «первый») был не только первым автоматическим хронографическим механизмом в мире, он был также и первым с балансом, работающим с частотой 36 000 полуколебаний в час, или 5 герц. Баланс первой модели El Primero совершил, следовательно, почти фантастическое число - около 10 миллиардов (9 460 800 000) - полуколебаний со дня выпуска в январе 1969 года.

Из-за большой частоты колебаний баланса и необходимой для этого большой скорости вращения анкерного колеса новый калибр, обозначенный 3019 РНС, был встречен в отрасли с большим скептицизмом. Дело в том, что анкерное колесо вращалось так быстро, что возникала реальная угроза разбрызгивания масла зубьями анкерного колеса под действием центробежной силы. Вследствие этого тогда была бы необходима решительная передача вращения от колес к балансу очень быстро и без смазки, что вначале приводило бы к неточному ходу, а при известных условиях позже вызвало бы остановку часов.

Но скептики недооценили инженеров и специалистов Zenith по смазочным веществам. При смазке деталей баланса у Калибра 3019 РНС они отказались от использования обычных часовых масел. Вместо них у Zenith из-за сильной нагрузки на баланс применяют сухое смазочное вещество на основе бисульфита молибдена.

Конечно, в Zenith пошли на то, чтобы создать конструкцию часового механизма, который работает с частотой 36 000 полуколебаний в час, не только из-за убеждения, что быстро колеблющиеся системы менее подвержены помехам. Конструкторы подумали также о том, как практически пользоваться таким хронографом. Ведь El Primero был первым хронографом, который позволял измерять десятые доли секунды благодаря тому, что центральная секундная стрелка хронографа передвигалась прыжками по десятым долям секунды.

Новинка Baselworld-2007: хронограф Defy Xtreme Gold ChronoTitanium в корпусе из черного титана (диаметр 43 мм). Установочный рант со звездами Zenith из красного золота. Кнопки из красного золота, заводная головка из титана, а также автоматический часовой механизм El Primero 4021SX.

Калибр 4021SX Defy.
В этом варианте El Primero, работающем в экстремальном хронографе Defy, применены специальные детали. Например, мосты хронографа, кронштейн баланса и держащие мосты изготовлены из нового легкого сплава Zenithium, который обладает амортизирующими свойствами и должен защищать чувствительные детали заводного и регулирующего механизмов при сильных сотрясениях.

Ссылка на статью:
https://luxwatch.ua/watch-news/view/38

Новости бренда

2013 Веб дизайн. Разработка сайтов. Харьков. Украина Разработка сайта