Подобрать часы
Подобрать часы
Укажите референс или название модели, например: Daytona
Запомнить

Управляющий Hautlence Гийом Тетю: «Будем удивлять ежегодно»

Статья о часах Hautlence
(По материалам "Часы Armband Uhren")

Представляем Вашему вниманию выдержку из интервью Гийома Тетю журналу "Часы Armband Uhren": "...

- Скажи, Гийом, это правда, что вы с Рено де Ретцем основали Hautlence от нечего делать?
- В буквальном смысле. Мы оба трудились в LVMH: Рено занимался маркетингом и коммерцией (у него за плечами был опыт работы в Jaeger-LeCoultre), а я отвечал за компьютерный дизайн и новые разработки в Tag Heuer (куда пришел из Rolex). После работы мы иногда встречались в питейных заведениях и обсуждали планы на будущее. Не то чтобы мы очень любили выпить или поговорить, но альтернативы такому времяпрепровождению в тихом Невшателе просто не было. В процессе долгих вечерних бесед мы выяснили, что оба изголодались по новаторству. Вокруг все только и занимались тем, что модифицировали старые калибры, украшали корпусы драгоценными камнями и объявляли получившееся «премьерами года». При этом механизмы использовались самые обычные, серийные ЕТА... А нам хотелось необычного! Забавы ради мы решили придумать чего-нибудь эдакое - не революционное, поскольку о революции тогда никто даже не мечтал, - а выбивающееся из общего ряда. Поскольку нас реально «достали» классические трехстрелочные циферблаты, мы вознамерились сделать какой-нибудь «анимационный» механизм, на работу которого было бы интересно смотреть. Через несколько недель обмена идеями мы пришли к выводу, что на основе имеющихся наработок можно создать авторский бренд. Сказано - сделано. Нашли инвесторов, часовщиков - и пошло-поехало.
 
 
- То есть все-таки начали с поисков необходимых специалистов?
- Это было вторым шагом после окончательной шлифовки концепции коллекции HL. А следующим шагом, который нам предстоит сделать, станет покупка CNC-машин для производства некоторых компонентов. Первую CNC-машину получим уже в мае {интервью состоялось в апреле - А.В.) - она ускорит процесс исследований и тестов. И, поверь, мы определенно приобретаем ее не для того, чтобы гордо именоваться «мануфактурой» в пресс-релизах.

- Говорят, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом...
- «Генералом» можно стать в своем сегменте рынка. Нам, с нашими ежегодными тиражами в 200-300 экземпляров, гораздо ближе имидж камерной мастерской, чем большого производства, и мы будем придерживаться выбранного пути и в дальнейшем. К тому же так легче хранить и культивировать традиции.

- Название Hautlence, насколько я понимаю, тоже говорит о вашей приверженности традициям?
- Конечно. Это анаграмма слова «Невшатель» - названия города, являющегося одним из исторических центров швейцарского часового ремесла. В качестве логотипа мы выбрали ленту Мебиуса (ту самую «загогулину» - А.В.), которая также похожа на символ бесконечности. Хотя тиражи наши очень даже конечны: в дебютной серии HL у нас всего 8 версий, каждая по 88 экземпляров.
 
 
- Какие механизмы используете?
- Мы берем только стандартные колесные передачи от Peseux 7001 (но скоро и их будем делать сами), все остальное для нас изготавливают наши партнеры. Платины и мосты делают Tschumy&Barben из Ла Шо-де-Фона, декорирование (перлаж, Cotes de Geneve и так далее) - Labarga из Флерье. Корпусы получаем от Gullod Gunther, которые работают также с Rolex. Ну и далее по списку - всего у нас 45 поставщиков. Мы не заказываем целые механизмы на BNB или Vaucher, как сейчас принято, а все придумываем сами и затем собираем лучшее по стране. Мы участвуем в создании каждой детали и контролируем процесс от и до. В случае чего мы всегда сможем точно сказать, на какой стадии и кто конкретно допустил ошибку. Кстати, в механизме, который мы собираемся ставить в следующие коллекции, скорее всего, будет использоваться заменяемый спуск, разработанный для H.Moser & Cie «академиком» Андреасом Стреллером. Вопрос пока не решенный, но вероятность очень велика.

И заметь, несмотря на довольно необычный вид наших часов, они плоть от плоти ремесленная классика. Мы придумали авангардную концепцию, но ее исполнение осуществляется с соблюдением всех писаных и неписаных правил индустрии. Взять тот же узор Cotes de Geneve, которым мы украшаем платины и мосты, или накладные часовые метки на сапфировом циферблате, которые вполне можно было бы заменить рисованными. Такие мелочи могут многое рассказать об их создателях.

- Не планируете в ближайшем будущем интегрировать в спуск одну-другую деталь из модного нынче кремния?
- Нет. Пока из кремния делаем только циферблаты по технологии LIGA на Memotec - вотчине Ulysse Nardin. Наш часовщик, кстати, работал с Людвигом Ойшлином над Freak... К сожалению, мы пока не настолько состоятельны, чтобы позволить себе спуски из кремния. Желание, конечно, есть, но если не брать в расчет финансовую сторону вопроса, включение в механизм деталей из этого хрупкого материала требует ревизии всего механизма. Мы же движемся последовательно. Начали с необычной системы указателей, работающей от традиционного механизма, и потихоньку совершенствуемся. Когда-нибудь необычным в наших часах будет все. Главное - терпение. Сегодня основная задача - сделать часы еще лучше. Это, конечно, повлечет повышение цен, но у независимости и качества нет цены. Они бесценны.

- Стрелочная система Hautlence напоминает колесные шатуны паровоза. Это случайное совпадение?
- Ну, мы не списывали дизайн с паровоза, если ты об этом. Но сходство есть, это правда. Такой паровоз в будущее, чистое механическое движение без посторонних примесей. Стрелки - продолжение механизма, который, в общем-то, и определяет внешний вид часов. Функция диктует форму - это про нас.
 
 
- Сколько коллекций на сегодняшний день у Hautlence?
- Три. HL, HLs и новая HLq. В HLs мы усилили спортивное начало за счет больших меток, изменения окна указателя прыгающего часа и дизайна корпуса в целом. Она более эргономична и представляет собой полностью новый продукт, но с прежним первопроходческим духом. По желанию заказчика возможно изготовление ювелирных версий в корпусах из сочетаний разных металлов. В HLq мы отошли от канонических форм Hautlence и задействовали круглый корпус. И круглый механизм, ставший таким из-за интегрированного дискового указателя даты (функция определяет форму!). Чтобы высвободить место для дополнительного указателя, пришлось немного поменять всю компоновку циферблата. Если в первых двух сериях сектор шкалы ретроградного минутного указателя был равен 120°, то здесь он увеличен до 180°. Также добавилась кнопка быстрой корректировки даты. Это более универсальная модель, которая подойдет в том числе людям, не признающим никаких других корпусов, кроме круглых. Все-таки форма «телеэкрана» достаточно специфическая и нравится не всем.
 
 
- Кого считаешь конкурентами-единомышленниками?
- Думаю, всего сейчас существует около пяти брендов, работающих в том же революционном ключе, что и Hautlence. Прежде всего, это Urwerk. Это икона современного часостроения, настоящий монстр, являющийся для нас примером во всем. Фактически мы следуем за ними с отставанием в несколько лет - но Баумгартнеру немного проще, потому что он часовщик и может оперативнее реализовывать свои идеи. Также интересные вещи делает MB&F, и, конечно же, не забудем Richard Mille, открывшую новое хай-тековское направление часового искусства.

- Как часто вы планируете выпускать новые коллекции? Есть какой-то график, которого вы стараетесь придерживаться?
- Первая коллекция появилась в 2005-м, вторая - с небольшой задержкой в 2007-м, третья - в 2008-м. В идеале мы должны обновлять ассортимент ежегодно. Это сложно, но если мы не будем достаточно креативны, то не удержимся в выбранном сегменте рынка. Альтернативой станет выпуск моделей со стандартными покупными механизмами с широкой рекламной кампанией, что идет вразрез с изначальной задумкой.

- Почему вы не пишете традиционное Swiss made на циферблатах?

- Потому что эта надпись ничего не значит. Можно изготовить все детали в Китае, собрать их в Швейцарии - и вот вам уже «настоящий» Swiss made. Мы пишем Horlogerie Swisse, поскольку такая формулировка более точно отражает характер изделия. 100 процентов всех составных частей производится в Швейцарии, причем 80 - непосредственно в Невшателе.

- Как обстоят дела у Hautlence в России?
- Хорошо. Причем, насколько я знаю, большинство часов покупаются русскими за границей - от Турции до Куршавеля. Не могу сказать, сколько «отленсов» находятся во владении русских, но допускаю, что примерно каждый третий экземпляр. Кому-то нравится сложная необычная механика, кому-то - эксклюзивность. И поэтому мы, естественно, хотим укреплять позиции в вашей стране..."
***
Ссылка на статью:
https://luxwatch.ua/watch-news/view/611

Новости бренда

2013 Веб дизайн. Разработка сайтов. Харьков. Украина Разработка сайта