Подобрать часы
Подобрать часы
Укажите референс или название модели, например: Daytona
Запомнить

SIHH-2010: Коллекция «Metiers d’Art – La symbolique des laques»

Статья о часах Vacheron Constantin
В Vacheron Constantin нет человека, который не понимал бы, что такое страсть к тонкому часовому делу. Ведь без страсти нельзя питать искренних надежд. И хотя легендарные кабинотье ушли в прошлое, их наследие осталось в мастерских мануфактуры, и в наше время его пробуждают к жизни руки каждого часовщика и мастера. Своей работой они возрождают наработки своих предшественников и увековечивают накопленные ими знания.

Время – это еще и память. Несомненно, одним из наиболее выдающихся качеств Vacheron Constantin является преданность часового дома наследию, оставленному провидцами и виртуозами прошлой эпохи. Этические каноны и стремление к совершенству – императивы, которые служат движущей силой в работе каждого сотрудника мануфактуры. Благодаря им компания сохраняла свою целостность на протяжении более 250 лет. Если кто-нибудь постигает философию своих предков, и она включает в себя столь важные гуманистические представления, то можно испытать счастье, предназначенное лишь для немногих избранных.

Мануфактура Vacheron Constantin прилагает все силы, чтобы совершенствовать свое часовое мастерство и передавать из поколения в поколение его секреты, причем особенный акцент делается на художественные ремесла, сочетающие важнейшие приемы декоративного искусства, используемого в часовом деле (эмалировка, гравировка, гильоширование и инкрустация). И сегодня это стремление находит воплощение в часах, которые представляют собой подлинные произведения искусства, и секреты изготовления этих шедевров доступны лишь немногим мастерам и ремесленникам.
 
Коллекция Métiers d’Art… Когда знание духовного начала направляет руку, дающую жизнь предмету, Человек наделяет каждое свое творение душой.

Когда дом Vacheron Constantin основал в 2004 году коллекцию Métiers d’Art, заложив в ее основу ограниченную серию «Tribute to the Great Explorers» («В честь Великих первооткрывателей»), он выразил непоколебимое намерение увековечить одну из своих важнейших ценностей: стремление к продолжению традиций в тонком художественном часовом деле.

Изначально над созданием этой коллекции совместно трудились мастера-часовщики и талантливые эмальеры, при этом каждый из них был профессионалом, преданным своей работе. Они объединили древние и современные приемы свих ремесел, и в результате на свет появились часы, исключительные по своей механике и эстетике. Запатентованный механизм обеспечивал ход времени, завораживающе запечатленный на циферблате, который своим великолепием был обязан древнему и сложному искусству – эмалировке «гран фё».

Аналогичным образом серия «Les Masques» («Маски») коллекции Métiers d’Art, первый набор из которой был представлен в 2007 году, послужила идеальной иллюстрацией того, как могут быть объединены опыт и мастерство. В данном случае эти качества проявили мастера-часовщики и гравировщики. Результатом их совместной работы стали часы, которые в прямом смысле приглашали совершить путешествие сквозь пространство и время в поисках истоков человечества, чтобы затем предаться размышлениям об одном из самых прекрасных проявлений человеческой души.

Часовой дом Vacheron Constantin, который в 2005 году отметил 250-летний юбилей своей деятельности в Женеве, и Zôhiko , компания из Киото, которой в 2011 году исполнится 350 лет… Когда они вместе – за их плечами история более чем в 600 лет.

Невероятный успех коллекции Métiers d’Art «Les Masques», рожденной в союзе Vacheron Constantin с женевским Музеем Барбье-Мюллера, лишь укрепило уверенность часового дома в том, что сегодня, более чем когда-либо, важно добиваться гармонии культурных и художественных ремесел с часовым делом наивысшего технологического уровня.

Подобное сочетание талантов, когда техническая и декоративная виртуозность сливаются с точностью, идеально иллюстрирует основные ценности Vacheron Constantin: поиск совершенства, развитие творчества, открытость миру, уважение и сохранение традиций и, наконец, совместный энтузиазм.

Сегодня мануфактура открывает новые возможности для совместного развития часового ремесла и декоративных искусств, представляя серию коллекции Métiers d'Art, часть работы над которой впервые была выполнена вне Женевы. По правде говоря, речь и вовсе идет о далекой стране, поскольку загадочный термин маки-э относится к самому изысканному древнему методу традиционной японской лакировки.
 
Vacheron Constantin La Symbolique des Laques

Предпосылки к появлению коллекции «Métiers d’Art – La symbolique des laques»

Идея о проекте, объединяющем часовое дело и технику лакировки маки-э, долгое время хранилась в недрах архивов дизайнерского отдела Vacheron Constantin. Но найти искру, которая зажгла бы в этой идее жизнь, не удавалось. В конце концов, решающий импульс принадлежал компании Zôhiko, имевшей те же взгляды, только в своей трактовке – ей хотелось совместить свое мастерство в лакировке с высоким часовым искусством.

Упоминание «Масок» было не случайным: именно техническая и художественная энергетика и красота этой коллекции побудила Zôhiko пойти на контакт с Vacheron Constantin осенью 2007 года и обсудить возможность сотрудничества.

И хотя в любой встрече играют роль удача и случай, подлинные взаимоотношения развиваются лишь на основе глубоких пристрастий и общих ценностей. Именно такие отношения сразу установились между двумя компаниями, каждая из которых питала фундаментальное уважение к культурным, техническим и художественным традициям. За плечами дома Vacheron Constantin – история непрерывной работы с 1755 года, а компания Zôhiko была основана в 1661 году, почти на сто лет раньше. Вместе эти компании располагают опытом и мастерством, накопленным и отточенным более чем  за 600 лет.

Между мастерами Zôhiko – одной из древнейших японских лакировочных компаний, работающей в Киото с момента основания в 1661 году, и Vacheron Constantin, старейшим часовым домом, непрерывно процветавшем в Женеве с 1775 года, был заключен союз, который дал жизнь выдающемуся воплощению совместных идеалов – коллекции «Métiers d’Art – La symbolique des laques».
 
Vacheron Constantin La Symbolique des Laques

Три года, девять дизайнерских концепций, шестьдесят наборов

Верная духу коллекции Métiers d'Art, линия «Symbolique des laques» в течение трех лет будет претерпевать изменения, и раз в год будет выходить набор из трех моделей. Каждый выпуск будет ограничен двадцатью экземплярами.

Каждый набор будет содержать свой лейтмотив, извлеченный из обширной сокровищницы символических художественных традиций Дальнего Востока. Все дизайнерские идеи построены на мире животных, растений и минералов, несут смысловую нагрузку и могут быть взаимно скомбинированы: божественные или героические фигуры ассоциируются с животными, животные – с растениями, растения – с абстрактными качествами или достоинствами и так далее. Концепция дизайна каждой модели часто опирается на литературные произведения, поэмы или легенды.

Действуя с позиций часового ремесла, дом Vacheron Constantin поместил в модели этой серии легендарный ультратонкий калибр 1003, или, если точнее, скелетонизированный вариант этого механизма, изготовленный из 14-каратного белого золота. Вместе с тем, для того чтобы усилить общую гармонию и удостовериться в том, что лакировка маки-э заняла в композиции достойное место, мастера Vacheron Constantin пошли на решительный шаг и применили рутениевое покрытие, которое, смягчая природный блеск золота, наделяет модели особенной элегантностью. Сапфировые стекла с обеих сторон корпуса позволяют любоваться исключительной отделкой механизма и особенно его округленными мостами, изготовленными в мастерских женевской мануфактуры.

В то же время обманчиво упрощенные контуры изящно округлого корпуса излучают характерную ауру сдержанности и чистоты, идеально гармонирующую с дзен-духовным содержанием коллекции «Métiers d’Art – La symbolique des laques».
 
Vacheron Constantin La Symbolique des Laques Calibre 1003 Squelette
 
Долголетие

Тема долголетия будет лейтмотивом первого набора «The Three Friends of Winter» («Три друга зимы») – Saikan no sanyû 歳寒三友. Эти «друзья» – сосна, бамбук и сливовое дерево. Они составляют классическое трио в символике Китая, которое очень рано проникло в культуру Японии и обрело там такую же популярность, как и в родной стране. Благодаря своей высокой морозоустойчивости, «три друга зимы» символизируют в первую очередь долголетие. В расширенном ассоциативном ряду они также олицетворяют преданность дружбы, способную преодолеть суровые невзгоды, которые символизирует зима.

Сосны известны своей долговечностью и силой. Также вызывает восхищение то, что зимой они остаются зелеными. Бамбук воплощает собой образ идеального джентльмена, уступчивый к грядущим переменам и в то же время непоколебимый в своих идеалах: как только шторм стихает, он возвращается в прежнее положение. Почтение, которое испытывают к сливе, объясняется самым ранним цветением этого дерева, когда зима еще властвует в природе, а также его долголетием. Идеалом образованного китайца или японца было «быть сильным, как сосна, выносливым, как бамбук, и чистым, как сливовое дерево».

Парой каждому из «трех друзей зимы» служит Птица

К примеру, древнюю сосну сопровождает японский журавль, белая расцветка которого напоминает об ушедших в прошлое годах. Бамбук связан с воробьем, который своей непрерывной деятельностью символизирует жизненную силу постоянно возрождающегося растения. Наконец, компаньоном сливе служит соловей, ведь оба они воспевают приход весны, дерево – ранними цветами, а птица – трелями.

Такое сочетание трех сдвоенных композиций Vacheron Constantin выбрал совместно с Zôhiko. Каждая модель с двух сторон лакирована по технике маки-э. Основное изображение дерева на лицевой стороне часов по стилю совпадает с рисунком птицы на оборотной стороне, прилегающей к запястью. В этом Vacheron Constantin также следует японским традициям, поскольку многие лакированные экспонаты из Японии украшаются даже там, где этого не видит глаз, например, на внутренней стороне крышек или на дне шкатулок.
 
Vacheron Constantin La Symbolique des Laques

Модель с изображением сосны и журавля – Matsu to tsuru 松と鶴

В Японии сосна всегда ценилась за древесину и за красоту переплетенных форм. Вместе с этим, ее преимущественная роль в искусстве и литературе в основном отражает традиции, заимствованные с континента. Эти традиции в большинстве случаев определялись тем фактом, что сосна – вечнозеленое дерево, и таким образом оно ассоциировалось с долговечностью и стойкостью. В искусстве Китая и Японии сосна считается одним из «добродетельных» растений, символизирует зиму и Новый год и олицетворяет долгую жизнь или даже бессмертие.

Как и сосна, журавль всегда был символом долголетия и благородной элегантности. Наряду с фениксом, это – одна из самых популярных птиц в традиционном эпосе и мистериях Дальнего Востока. Рассказывается, что она не только живет неимоверно долго, но и что по достижению 600-летнего возраста она может питаться лишь прохладной водой. Более того, в начале второго тысячелетия жизни ее безукоризненно белое оперение становится абсолютно черным. Журавль также считается воздушным посланником даосских бессмертных. В японском эпосе мифические качества журавля дополняются чисто эстетическим аспектом, связанным с его грациозностью и великолепным оперением. Зимний сезонный перелет журавлей в Японию встречается с радостью и считается предвестником процветания. По этим причинам журавли когда-то находились под охраной Императора. Лишь владыка мог наслаждаться их красотой, и вплоть до эпохи возрождения Мейдзи в 1868 году охота на журавлей была запрещена.
 
Vacheron Constantin La Symbolique des Laques Pin et Grue Recto 33222/000R-9506

Модель с изображением бамбука и воробья – Take to suzume 竹と雀

В даосизме и, в меньшей степени, в буддизме трубчатая структура бамбука символизирует понятие пустоты. Центральная часть бамбука пуста, также как и Дао («Путь»), которое возникает из ничего и возвращается в ничто. Эта пустота, или, иначе говоря, пространство, также олицетворяет собой умеренность, толерантность и открытость разума. Податливость и одновременно прочность бамбука позволяет ему гнуться, не ломаясь, что символизирует целостность.

Хотя жизненный цикл у бамбука не так продолжителен, как у сосны, он также является символом долголетия. Отдельно взятый побег живет недолго, однако из него может вырасти целая роща. Бамбуковый стебель отмирает после цветения, однако многие сорта цветут лишь раз в столетие, и это значит, что они все же достигают почтенного возраста.
 
Vacheron Constantin La Symbolique des Laques Bambou et Moineau Recto 33222/000G-9521

В бамбуковых рощах с особым удовольствием гнездятся стаи воробьев. Несмотря на их беспокойное, а иногда и задиристое поведение, воробьи считаются в Японии символом преданности. Они постоянно кричат: «чу, чу, чу!», или «будь верен, верен, верен!». В собраниях знаменитых легенд воробей обычно олицетворяет собой сильное чувство долга и чести. На пару с бамбуком воробей часто появляется на картинах дзен-буддизма, в которых бамбук символизирует пробуждение и освобождение от мирских привязанностей, а воробей – непосредственность и жизнерадостность.
Vacheron Constantin La Symbolique des Laques Cadran Bambou et Moineau Recto 33222/000G-9521
 
Модель с изображением сливового дерева и соловья - Ume to uguisu 梅と鴬

Сливовое дерево больше всего знаменито тем, что оно цветет нежными розовато-белыми цветами в середине зимы. Их слабый аромат наполняет воздух самого холодного зимнего месяца, пробуждая первую надежду на наступление весны. И хотя ни сливовое дерево, ни его цветы не производят внушительного впечатления, они так по-особенному свежи и неповторимы, что служат отрадой для души в период зимнего одиночества. Сливовое дерево – это метафора внутренней красоты и скромности и их противопоставления мировым невзгодам.

То, что в пару к сливовому дереву был выбран соловей – скорее японская задумка. Оба они являются вестниками весны: первая песня соловья зовется hatsune 初音, что означает «первая песня года». Существует бесчисленное множество примеров из искусства и поэзии, когда слива и соловей объединены между собой. Часто они изображаются вместе со снегом, и поскольку слива цветет очень рано, ее цветки сливаются со снежными хлопьями.
 
Vacheron Constantin La Symbolique des Laques Prunier et Rossignol 33222/000R-9517

Что такое маки-э?

Маки-э дословно означает «насыпанная картина» и является самой сложной техникой декоративной лакировки, когда изображение создается путем аккуратного посыпания золотой или серебряной пудры на еще не затвердевший лак обычно черного цвета.

Лак делается из сока лаконосного сумаха, Rhus verniciflua. Родиной этого дерева, родственника ядоносного сумаха, являются высокогорные плато Азии или Тибета. Сегодня оно растет только в южном Китае, Корее, Вьетнаме и Японии, хотя есть мнения, что в прошлом его ареал был шире. В японском языке название дерева и его сока совпадают: urushi 漆. Соответствующий иероглиф содержит корни, означающие «дерево», «воду» и «человека», и служит иллюстрацией того понятия, которое он описывает.

Методы лакировки от страны к стране различны и основываются на качестве лака и области применения предметов, на которые он наносится. В лакировочном искусстве есть три наиболее представительные категории: резьба, мозаичная работа и маки-э.

Число возможностей практически не ограничено, а изобретение японцами техники маки-э и ее модификаций – это одно из самых выдающихся сочетаний технического мастерства и эстетической утонченности в истории искусства.

Эта декоративная техника была развита на очень ранних этапах истории Японии. Самостоятельным искусством она стала в период с 8-ого по 12-ый века нашей эры и сделалась превалирующим методом нанесения декоративных орнаментов в начале 17-ого века, сохранив за собой этот статус и по сей день. Не похоже, чтобы этот метод применялся в Китае, а если все же и использовался, то очень рано исчез. Вместе с тем, у китайцев он пользовался высоким спросом, о чем свидетельствует большое количество заказов, поступавших японцам с континента на протяжении веков. Само по себе развитие техники маки-э стимулировало расцвет методов, на которых она была основана. Начиная с середины 10-ого века, она намного превзошла всех своих конкурентов, и часто предпочиталась им из-за своей изящности, четкости и одновременной расплывчатости форм и невероятно поэтичного шарма.

Одним из величайших достоинств лака является то, что он способен покрывать драгоценные вещи также легко, как и простые предметы обихода. Лакированные вазы и посуда дошли до нас сквозь века, также как и шкатулки различной формы и назначения: ящики для документов, чайницы, шкатулки для пряностей, коробки красок, чернильницы, карточные футляры, контейнеры для лекарств и тому подобное.
 
Vacheron Constantin La Symbolique des Laques Cadran Pin et Grue
 
Zôhiko

В 1661 году Ясуи Шичиби (Yasui Shichibei安井七兵衛(1632-1692)) открыл магазин, который он назвал Zôgeya 象牙屋 («Под знаком Слоновой кости»). В нем продавались лакированные изделия и китайские товары. Его последователем был Кусуноки Джихи (Kusunoki Jihei 楠治兵衛 (1659-1714)), который сконцентрировался на лакированных экспонатах. Семья владела магазином на протяжении пяти поколений, после чего он был передан Нишимура Хикоби (Nishimura Hikobei 西村彦兵衛 (1719-1773)), который в то время руководил производством. Это было связано с тем, что в генеалогическом ряду Кусуноки не осталось наследников. Кусуноки Джироби (Kusunoki Jirôbei 楠治郎兵衛 (1723-1784)) не только завещал своему старшему помощнику магазин, но и возложил на него обязанность заботиться о родовом склепе своей семьи, создав, таким образом, неразрывную цепь наследственности. С той поры и до нашего времени компания Zôhiko управлялась членами семьи Нишимура, каждый из которых брал имя основателя. Действующий директор Zôhiko – девятый Нишимура Хикоби.

За свое непревзойденное мастерство Хикоби-третий (1806-1875) удостоился титула «Мастер маки-э», который был пожалован ему Императором. Одним из наиболее замечательных его творений является декорированная по технике маки-э статуя, изображающая бодхисаттву Фугэн на белом слоне. История утверждает, что жители Киото были настолько поражены ее красотой, что назвали ее «пластика Zôhiko», где корень «Zô» означает «слон», а «Hiko» было частью имени Хикоби. Таково происхождение названия компании.

Zôhiko поддерживала прочные взаимоотношения с императорским двором. Хикоби-четвертый (1806-1875) был одним из официальных придворных поставщиков, а действующий директор работал над созданием императорского трона. Первые записи об экспортных сделках мастерской относятся к концу 19-го века, когда границы Японии открылись для внешнего мира в период эпохи возрождения Мейдзи. Расширение торговых границ компании взял на себя Хикоби-восьмой (1887-1965). Он единодушно считался пионером в лакировочной индустрии. Им была основана школа маки-э, ставшая общепризнанным эталоном, на который ссылаются многие специализированные мастера-лакировщики.

Богатая история мастерской Zôhiko раскрывает традиции мастерства, которые не имеют аналогов по художественной целостности и по постоянному прогрессу в творческой мысли. Продолжая развивать традиции, которым уже исполнилось более тысячи лет, компания Zôhiko обратилась к остальному миру. Сотрудничество с Vacheron Constantin дало начало необычайно интенсивной работе, результат которой носит название «Коллекция Métiers d’Art – La symbolique des laques».

Vacheron Constantin и Япония… несомненно, долгосрочный союз
 
В ранние годы 19-ого века выдающийся швейцарский историк Альфред Шапуи (Alfred Chapuis) упомянул первые коммерческие сделки Vacheron Constantin с азиатскими странами, особенно с Китаем. В то время в мировом масштабе мануфактура уже заявила о себе в Южной Америке и имела постоянное представительство в Бразилии. В России на регулярной основе работал поставщик, снабжавший царский двор, а в 1847 году часовой дом получил доступ на рынки Индии.

К тому моменту Япония все еще была закрыта практически для всех контактов извне. В самом деле, в период между началом 17-ого и серединой 19-го веков военное правительство сёгунов следило за тем, чтобы страна была почти полностью отрезана от остального мира. Лишь после 1854 года под давлением Америки были подписаны первые торговые соглашения с Западом. Затем последовали новые прорывы, и, конечно же, их отголоски были ощутимы даже в далекой Швейцарии.

В 1862 году Федеральный совет Швейцарии принял решение послать делегацию в Японию и пригласил «мистера Вашерона, часовщика» на подготовительную встречу. 6 февраля 1864 года Швейцария подписала свой первый официальный договор с Японией: торговое соглашение, позволявшее гражданам Швейцарии селиться в открытых портах азиатской страны. К тому моменту дом Vacheron Constantin уже находился на хорошем счету в Японии, поскольку Император Мейдзи запланировал посещение мастерских компании в рамках своего визита в Женеву в 1867 году, когда должна была состояться его коронация. Осуществить замысел ему помешало внезапное приглашение, пришедшее в последнее мгновение от месье де Ротшильда.

В 1884 году Япония перешла на универсальное время, в то время как в Швейцарии это было сделано не ранее 1892-го года, а во Франции – и вовсе в 1911 году! До этого момента часы в Японии делились неравномерно между днем и ночью, в зависимости от времени года. Из-за этого японские часы, wadokei 和時計, по дизайну отличались от западных, и переход на универсальное время требовал большего, чем простой перенастройки. Это было частью настоящей культурной революции, свершившейся в Японии на пороге современной эпохи.
 
Vacheron Constantin La Symbolique des Laques

«Японский стиль»

В 1906 году дом Vacheron Constantin открыл свой первый бутик на острове в сердце Женевы. Благодаря контактам, налаженным с путешествующими людьми, а также государственным заказам, с момента основания у магазина появилась постоянные и искушенные клиенты из Японии.

С 1917 года мануфактура Vacheron Constantin была представлена в трех японских городах: Токио, Йокогаме и Кобе. Первыми в Японию были отправлены морские хронографы. Очень быстро стало понятно, что японские клиенты обладают весьма специфическим и выраженным вкусом, и был разработан целый эстетический кодекс, известный как «японский стиль», подразумевавший простые и элегантные часы плоской формы с белой и серебряной цветовой гаммой.

Последовавший за Всемирной выставкой в Париже и сенсационной Выставкой искусств в Японии период (между концом 19-ого и началом 20-ого столетия) стал отправной точкой золотого века «японизма» в Европе. Представитель Vacheron Constantin в Париже до 1939 года Фердинанд Верже (Ferdinand Verger) и его потомки были подлинными гениями творчества, которые знали, как извлечь пользу из всеобщего восхищения Японией. Для Vacheron Constantin они изготовили большое количество часов в японском стиле, иногда экспериментируя с эмалью, чтобы добиться внешнего сходства с лаком, а иногда используя и настоящий лак, и такие модели до сих пор являются экспонатами частной коллекции наследия часового дома.

В 1953 году Его Императорское Величество принц Акихито, который в настоящем носит титул Императора Японии, посетил мануфактуру Vacheron Constantin и ее бутик на острове и не преминул расписаться в гостевой книге компании.
Vacheron Constantin La Symbolique des Laques

История открытия лака, тайной и драгоценной «глазури»

«Дерево, которое дает подлинную японскую глазурь, называется urushi. Это дерево производит белёсый сок, которым японцы покрывают свою мебель, утварь и деревянные доски, и который используется всеми, от крестьян до Императора. Так, у придворных и за императорским столом лакированная посуда пользуется большим почетом, чем золотая и серебряная».
Энгельберт Кэмпфер
немецкий физик, путешествовавший по Японии
Природная, гражданская и духовная история Японии, 1727 год
 
В этой цитате содержится вся основная суть японского лака. Слово «лак» обозначает вещество и используется для сокращенного наименования лакированных вещей, то есть предметов, украшенных с помощью этого вещества. На сегодняшний день существуют три основные категории лака: настоящий лак, шеллак и глазурь.

Настоящий лак – это сок дерева, которое растет только на Дальнем Востоке. Шеллак – это каучук из выделений насекомых, обитающих в Индии и Юго-Восточной Азии. Эти две формы лака различаются по цвету и, в еще большей степени, по прочности и твердости.

Глазури включают в себя европейские аналоги восточного лака. Существуют все виды таких заменителей животного, растительного и синтетического происхождения, и все они существенно различаются по качеству. Сюда относятся, например, глазури, которыми покрывались скрипки Страдивари, а также более простые и скромные варианты. Но ни одно из этих веществ не может составить конкуренцию настоящему лаку.

Настоящий лак: Великолепие и генезис на Дальнем Востоке

И в Китае, и в Японии использование лака уходит корнями в эпоху неолита. По данным археологических раскопок было установлено, что древнейшие даты относятся к 6-ому тысячелетию до нашей эры. В то время лаком покрывались предметы обихода, например, ритуальные принадлежности. Для окрашивания лака использовались два пигмента: киноварь для красного цвета и древесный уголь для черного. Совсем недалеким было то время, когда лак стали ценить не только за его защитные свойства, но и за декоративные качества.

В Китае и Японии лакировочное искусство быстро достигло своих высот. Несмотря на то, что именно в Китае были основаны высокохудожественные традиции, японцы вскоре догнали китайских мастеров; с 1-ого тысячелетия нашей эры история лака была предметом диалога и соперничества между этими двумя странами. И получилось так, что именно в Японии была изобретена техника маки-э, которая теперь заложена в основу коллекции Métiers d’Art – La symbolique des laques.

История лака в Японии

В 5-ом и 6-ом веках политическое и культурное влияние Китая на Японию было крайне сильным. Оно затрагивало все аспекты жизни, и китайские методы лакировки, которые в то время были гораздо более продвинутыми, также были перенесены в Японию. Там они незамедлительно вызвали большой интерес. Важность лака для японской экономики заверена Кодексом Тайхо (японской конституцией) от 701 года, который предусматривал создание под эгидой Министерства финансов Лакировочного бюро Nuribe no tsukasa 漆部司. Эта организация предъявляла аристократам требования по посадке на их территориях лаковых деревьев и по уплате части налогов лакированными изделиями. Мастерские изготавливали лакированные предметы специально для императорского двора, а также для храмов по всей стране, и одновременно с этим рос спрос на лак.

Методы лакировки того времени все еще очень сильно зависели от Китая, и установить действительное происхождение того или иного предмета не всегда легко. Вместе с тем, характерные особенности этих методов налицо, о чем свидетельствуют лакированные экспонаты, сохранившиеся в сокровищнице Сёсоин в Наре. Эта сокровищница, датированная 8-ым веком, существует и поныне. Она является старейшим музеем в мире. Семь методов лакировки, обнаруженных на экспонатах сокровищницы Сёсоин, подчеркивают важную роль этой формы искусства на начальных этапах развития японской цивилизации. Большинство использованных позже методов, по сути, являлись модификациями и улучшенными вариантами первоначальных подходов.

Золотой век лакировочного ремесла – конец 18-ого века ознаменовался возвращением Японии к своим ценностям, и континентальное влияние на нее стало стремительно уменьшаться. С художественной точки зрения началось развитие подлинно японской эстетики, с характерной для нее неподражаемой грациозностью и тщательностью проработки деталей. Лакировочные ремесла принимали полноценное участие в этом развитии, и история японского лакировочного дела в период с позднего 8-ого по 12-ое столетия стала называться «золотым веком».

В это время керамические технологии еще не начали интенсивно развиваться, и предметы обихода, такие как мебель, делались в основном из дерева – прекрасной основы для нанесения лака. Тот же период ознаменовался возникновением утонченной методики маки-э, изысканность которой идеально соответствовала эпохе процветания аристократической и изысканной культуры, погруженной в поэзию и изобразительные искусства.

Лак, чай и дзен – Примерно в 13-ом веке в Японию, одновременно с чаем, пришел дзен-буддизм. Первоначально чай использовался монахами из-за своих лечебных свойств, однако потом это переросло в чайную церемонию, которая пользовалась большой популярностью у военной аристократии. Многие принадлежности, которые использовались для хранения или сервировки чая, были лакированы: чайницы, шкатулки для пряностей, подносы, бамбуковые ложечки и прочие вещи.

Лак и Запад – Первые контакты между Японией и Западом были установлены португальскими и испанскими иезуитами в первой половине 16-ого века. Эти миссионеры познакомили японцев с первыми европейскими часами, которые были преподнесены в качестве подарков. Кроме того, они основали учебные классы по часовому ремеслу, что позволило японцам создать свои собственные часы. Они назывались wadokei 和時計 и были приспособлены к китайско-японской системе измерения времени, в которой длительность часа переменна. Теми же иезуитами были впервые экспортированы из Японии на Запад лакированные предметы. Европейская аристократия проявила страстную увлеченность этими лакированными вещицами, тем самым создав в Японии целую экспортную индустрию, которая производила вещи, специально спроектированные под западные предпочтения. В Европе эти вещи вызывали небывалый ажиотаж, и все кабинеты и гостиные были полностью обставлены лакированной мебелью. Одна из самых знаменитых коллекций лакированных экспонатов принадлежала королеве Мари-Антуанетте (1755-1793), которая унаследовала ее от своей матери, эрцгерцогини Австрии Марии Терезии (1717-1780). Китай также занимался экспортом лакированных изделий, однако интерес к японским вещам в Европе на рубеже 17-ого и 18-ого веков был настолько велик, что «Япония» стало синонимом слова «лак», точно так же, как «Китай» со временем приобрел созвучие со словом «фарфор».

Рождение Zôhiko

В период между 17-ым и 18-ым веками лак стал более доступен. Изначально он предназначался лишь для высших слоев общества, теперь же он попал в руки более широкой публики. Именно в этой ситуации в 1661 году Ясуи Шичиби (Yasui Shichibei) открыл магазин, которому позже предстояло стать компанией Zôhiko. В то же самое время у людей появилось пристрастие к маленьким предметам, изысканность которых отражала социальный статус и обеспеченность владельца. Эти вещи были так малы, что носить их можно было только прикрепленными к поясу. Отсюда пошло их название – sagemono, что означает «подвешенные предметы». Самыми востребованными изделиями такого типа были герметичные коробочки для лекарственных средств inrô 印籠 и футляры для курительных трубок, и оба эти аксессуара стали отличной основой для реализации мастерски отточенных методов лакировки.

В 1868 году, спустя два столетия изолированного состояния, в течение которых связь с остальным миром была крайне ограничена, Япония вновь открылась миру. Последовавшая волна модернизации и индустриализации была столь сильна, что появилась угроза того, что она поглотит многие традиционные ремесла. Парадоксально, но именно заграничный интерес к некоторым таким традициям – в том числе и к лакировочному ремеслу – обеспечил сначала их выживание, а затем и возрождение.
 
Что такое настоящий лак?

Лак делается из сока лаконосного сумаха, Rhus verniciflua. Родиной этого дерева, родственника ядоносного сумаха, являются высокогорные плато Азии или Тибета. Сегодня оно растет только в южном Китае, Корее, Вьетнаме и Японии, хотя есть мнения, что в прошлом его ареал был шире. В японском языке название дерева и его сока совпадают: они называются urushi. Соответствующий иероглиф содержит корни, означающие «дерево», «воду» и «человека», и изображает то понятие, которое он описывает.

Сбор – Дерево должно достичь примерно десятилетнего возраста, прежде чем из него можно добывать сок. На стволе делают от пяти до десяти параллельных горизонтальных надрезов, после чего собирают вытекающую вязкую сероватую массу. Эту процедуру можно проделывать с каждым деревом несколько раз в год, однако общее количество выдаваемого им сока достигает всего нескольких десятков миллилитров. По консистенции собираемое вещество напоминает латекс. Качество сока зависит от многих факторов, включая возраст дерева, климат, тип почвы и время года. Как правило, сбор происходит весной и летом, хотя самый качественный лак добывается в период между июнем и августом. Он отбирается из центральной части ствола и перерабатывается отдельно от остального сбора. Его используют в качестве верхнего лакированного слоя или для отделки. Лак более низкого качества предназначен для нанесения нижних слоев покрытия.

Свойства – Лак обладает необычными химическими характеристиками, которые наделяют его специфическими свойствами. Во-первых, его особенность состоит в том, что он высыхает только во влажной среде. Лак в чистом состоянии можно высушить, только если нанести его чрезвычайно тонким слоем: при толщине большей 0,05 – 0,3 мм, он остается частично жидким с затвердевшей пленкой на поверхности. После того, как лак затвердел, он герметизирует такие пористые материалы, как дерево, бамбук, бумагу и ткани. Они становятся полностью устойчивыми к воздействию влаги, солей, тепла, жидкостей ( включая алкоголь), пищи и даже кислот. В результате лакированные емкости как нельзя лучше подходят для сервировки и транспортировки пищевых продуктов и напитков. Он используется как клей, особенно при ремонте керамики. У лака есть лишь один недостаток: уязвимость к воздействию света. Если подвергнуть его интенсивному облучению светом, он выцветает, пересыхает и разлагается.

Прочность, твердость и стойкость лака зависят главным образом от количества слоев, нанесенных на предмет. Их число может быть любым, от десяти до сотни, а толщина каждого из них варьируется от 0,8 до 1 мм. Высококачественное лакированное покрытие не корродирует даже спустя одно или два столетия. Для сравнения, масляные краски начинают отслаиваться через десять лет, а синтетические глазури сохраняют свой глянец лишь на протяжении 20 - 30 лет.

Химия лака – Отверждение лака – это процесс окисления, который не имеет ничего общего с обычным высыханием или испарением. Основными компонентами лака являются молекула антиоксиданта под названием урушиол и фермент лакказа. В присутствии кислорода лакказа действует как катализатор окисления урушиола и вызывает необратимое отверждение сырого лака, который обычно находится в вязкотекучем состоянии.

Первоначальный вязкий лак токсичен и может вызывать серьезные раздражения кожи, хотя некоторые люди невосприимчивы к его воздействию. Состав лака: 20% воды, 2% лакказы, 4% каучука и 74% урушиола. Чем выше процентное содержание урушиола, тем тверже будет лак. В свою очередь, твердость лака – это мера его качества. В лаках, собранных с деревьев на территории Японии, содержание урушиола особенно велико. Оно составляет 70-80% при 7% каучука, в то время как китайский, вьетнамский и тайваньский лаки содержат около 50% урушиола и 20% каучука.

Подготовка – После окончания сбора лак помещается в деревянную бочку в ожидании отчистки. На первой стадии он фильтруется через материю для удаления примесей и для того, чтобы обеспечить его достаточно жидкую консистенцию. Потом из сока выпариванием удаляется вода. Для этого он помещается в сушильные камеры (muro «комната» или urushiburo «ванна для лака») на время от 12 до 24 часов при температуре от 20 до 24°C и влажности от 75 до 85%. Сушильные камеры также препятствуют попаданию пыли между слоями лака.

Основы – Качественный лак может быть нанесен на многие материалы, включая ткани, бамбук, кожу, керамику и металлы. К примеру, доспехи и шлемы самураев часто были лакированными. Однако основным материалом всегда было дерево, обычно с равномерной текстурой, которое можно было обрабатывать с получением тонких изделий. Например, вяз (keyaki 欅) можно сделать почти прозрачным. Кроме него для подобной обработки подходит японский кипарис (hinoki 檜), адамово дерево (kiri 桐) и магнолия (hônoki 朴). При подготовке основы все трещины и неровности полностью зачищаются, так что лак наносится на идеально ровную поверхность. Эту подготовительную работу художник-лакировщик доверяет другим мастерам. Если основа деревянная, то на помощь лакировщику приходят плотники, специализирующиеся на столярном ремесле, токарной обработке или изделиях из гнутой древесины, в зависимости от того, какая задача решается.

После того, как основа подготовлена, на нее можно наносить первые слои лака. Каждый последующий слой после нанесения должен быть высушен и отшлифован, и лишь после этого на него помещается очередной слой. Нижние слои – самые толстые, и чем выше слой, тем меньше его толщина. С абразивами ситуация аналогичная: первые – самые грубые, а последние – наиболее тонкие. После этой процедуры, которая позволяет защитить изделие, начинается по-настоящему декоративная часть работы.

Техника – Методы лакировки изменяются от страны к стране, с учетом качества лака и области применения лакированных изделий. В музее Сёсоин в Наре сохранилось приблизительно сто пятьдесят экспонатов, датированных 8-ым веком, и на них была обнаружена лакировка, нанесенная семью различными способами. Однако наиболее представительными категориями в лакировочном искусстве являются резьба, мозаичная работа, и маки-э.
 
Процедура изготовления циферблата для La symbolique des laques в фотографиях:
 
1. Sitaji
 
1. Sitaji
 
2. Sumi-togi
 
2. Sumi-togi
 
2. Sumi-togi
 
3. Okime
 
4. Maki-e fude
 
5. Maki-e
 
5. Maki-e
 
6. Funzutu
 
7. Fun-maki
 
7. Fun-maki
 
По материалам пресс-релиза Vacheron Constantin
Ссылка на статью:
https://luxwatch.ua/watch-news/view/685

Новости бренда

2013 Веб дизайн. Разработка сайтов. Харьков. Украина Разработка сайта